Депрессивно-агрессивный контент в социальных сетях, как средство для использования «обработанной» молодежи. 18+

«Насилие – не средство, а самоцель»

 

ВНИМАНИЕ! Иллюстрации в тексте призваны лишь наглядно продемонстрировать сложившуюся ситуацию, требующую жестких и решительных мер противодействия со стороны правоохранительных органов и сетевой общественности. КГК ни в коей мере не разделяет мнений и призывов, высказываемых авторами приведенных постов. 18+

Неделю назад «Медуза» опубликовала репортаж специального корреспондента Даниила Туровского[1], подробно рассказавшего о банде т.н. «чистильщиков» — молодых людей (была среди них и одна девушка), с особой жестокостью (каждой жертве было нанесено около 50 ранений ножом, молотком или камнем, одному из убитых — 171) убивавших лиц без определенного места жительства, а также просто попадавшихся под руку случайных подвыпивших прохожих. Преступления совершались в Москве летом, осенью и зимой 2014-2015 годов.

21 июня присяжные признали подсудимых виновными в убийстве 14 человек. На момент задержания в феврале 2015 г. главарю банды Павлу Войтову было 20 лет (признался в 14 убийствах), его подельникам Елене Лобачевой – 25 (7 убийств), Максиму Павлову – 19 (4 убийства и одно покушение), Владиславу Каратаеву – 21 (убийство и избиение), Артуру Нарциссову – 23 (покушение на убийство). Мотивом преступлений, по словам Войтова, была «ненависть к этим алкоголикам и бомжам» и желание «очистить город».

Приведенные в репортаже многочисленные детали, рисующие моральный облик убийц, не могут вызвать ничего, кроме глубокого отвращения. Однако наше внимание привлекли иные подробности, связаные с организацией функционирования данного преступного сообщества. По словам прокурора Ярослава Мыца, молодые убийцы познакомились «в правых группах во «ВКонтакте», вроде Time to hate (Время ненавидеть) и других». Несмотря на то, что основное сообщество с таким названием (около 2,5 тысяч подписчиков) заблокировано по требованию Генпрокуратуры, материалы другого сообщества с тем же названием, но насчитывающего в 10 раз меньше подписчиков, находятся в открытом доступе. В подзаголовке указано: «Боль, Страдание. Страх, Отчаянье.Ненависть, Ужас, Смерть». Локация: «Донецк, Украина».

Типичный пост из этого паблика

Отсылка к «Донецку, Украина» вряд ли является случайной: значительную часть постов в этом сообществе оставил некто «Юрий Бандеровец», внесенный, как и «редактор» паблика «Саша Зигуля»[2], в списки активистов «Правого сектора» (впоследствии — боевиков карательного полка «Азов»)[3].

Попадались в этом сообществе и такие изображения

В репортаже Туровского также приводится эпизод, когда летом 2014 г. все фигуранты (кроме Нарциссова) встретились на «трех вокзалах» с приятельницей Лобачевой Анастасией Солдатовой, рассказав ей, что «вернулись с российско-украинской границы, где пытались отправиться воевать против сепаратистов в батальоне «Азов» (их не пропустили). Таким образом, «украинский след» этого дела становится достаточно отчетливым. Но что он означает в действительности?..

Преступники общались вКонтакте под «языческими» псевдонимами. На странице Елены Лобачевой, сделавшей на руке «татуировку с паутиной и лицом Куклы Чаки», и, по словам подельников, получавшей удовольствие от убийств и наблюдения за ними, есть и отсылки к радикально-исламистской тематике, в частности, запрещенной в РФ террористической организации «Имарат Кавказ».

Аналогичные мотивы — напоминания об 11 сентября 2001 г., теракте братьев Царнаевых на Бостонском марафоне и т.п. — регулярно появляются и в крупных (от ста тысяч подписчиков и более) пабликах, посвященных серийным — или «обычным» — убийцам. Однако все эти изображения, как и идейная «дружба» с нацистами из «Азова», демонстрируют не идеологическую подоплеку убийств, совершенных бандой «чистильщиков», а отсутствие у них всякой идеологии — хотя бы и человеконенавистнической. Им было все равно, кого убивать. К такому выводу приходит и следователь Ярослав Мыц: «Нужно сказать, что они на самом деле не такие уж идейные, хоть и познакомились в правых группах. Они хотели насилия и только насилия». По словам Солдатовой, «с Леной (Лобачевой) мы часто обсуждали красоту смерти. Войтов и Лобачева интересовались серийными маньяками».

Подобные демотиваторы встречаются и в крайне правых сообществах, и в гораздо более многочисленных (от ста тысяч человек и более) пабликах о серийных убицах

Насилие ради насилия — вот истинный мотив этих очевидно безмотивных преступлений, активно продвигаемый «правыми» и «маньяческими» пабликами.

Многочисленные агрессивно-депрессивные сообщества вКонтакте призывают к расправе буквально над всеми подряд.

На этом демотиваторе, помимо знаковой отсылки к «внутренним демонам», мы видим обычный вагон метро. Его пассажиры, то есть каждый из нас, — приговорены

Что касается демонов, то, например, аффилированное с пабликом «Логика убийцы (21+)» (пояснение в ссылках: «режиссер», более 150 тысяч подписчиков) сообщество «Добро придёт за тобой!» (пояснение в ссылках: «духовное лицо», около 19 тысяч подписчиков) предваряется таким «стихотворением»: «Добро, должно быть, с кулаками,/ С хвостом и острыми рогами,/ С копытами и с бородой./ Колючей шерстию покрыто,/ Огнём дыша, бия копытом,/Оно придёт и за тобой!».

В указанных сообществах, на которые подписаны многие рядовые участники правых групп (и, разумеется, далеко не только в них), помимо апологии одиночного убийства предпринимаются попытки апологизации геноцида. Постоянно встречается мотив злых клоунов, Джокера и прочих «кукол Чаки».

Те же маски, но в «правом» сообществе

На этом фоне уже абсолютно не удивляет, что, согласно репортажу, «помимо убийств бездомных и выпивших Войтов раздумывал о теракте. По словам Максима Павлова, Войтов собирался напасть на полицейских, чтобы отобрать у них огнестрельное оружие; в другой день, когда они проходили около Белорусского вокзала, Войтов сказал, что на нем можно устроить взрыв». Кстати, 9 ноября 2014 г. Time to hate разместил демотиватор с фразой: «Террорист входит в вечность через ослепительную яркость одного мгновения».

Все это до мелочей совпадает с подробностями истории «хабаровского стрелка» Антона Конева, о котором подробно писал КГК: те же группы той же псевдоидеологической направленности, те же призывы, те же демотиваторы (в буквальном смысле — вот один из тех, что «репостнул» на своей «стене» Конев, правда, в несколько ином исполнении):

Не выявлена разве что связь убийц с доморощенными «оранжистами», но, возможно, лишь потому, что они были арестованы задолго до того, как после событий на Болотной «навальня» вновь вышла на улицы российских городов.

Представляется, что все перечисленные эпизоды (как и многие другие случаи, пока не ставшие достоянием общественности или еще не вышедшие из «Контакта» на просторы реальной жизни) являются проявлением значительного более широкого и многогранного — и потому принципиально более опасного — явления, нежели «просто» распространение ультраправой идеологии или нездорового интереса к маньякам-убийцам в среде малообразованной городской молодежи.  

Как отмечается в аналитическом докладе Кавказского геополитического клуба  «Группы смерти» как угроза национальной безопасности России», на сегодняшний день околосуицидальный и в целом депрессивно-(ауто)агрессивный контент составляет значительную часть содержания нескольких сотен массовых (от десятков и сотен тысяч до миллиона и более подписчиков) постоянно обновляемых пабликов, целевой аудиторией которых является молодежь, в первую очередь, подросткового возраста.

Данная среда призвана создавать деструктивный фон, оказывающий пролонгированное воздействие на психику. Задачей этого воздействия является контролируемое изменение поведения подростков с целью в определенный момент подтолкнуть их к совершению суицидальных или, наоборот, агрессивных (преступных) действий, которым, в зависимости от контекста, может придаваться общественно-политическая, религиозная или иная мотивация.

Одна из наиболее серьезных угроз, которую влечет за собой широкое распространение депрессивно-(ауто)агрессивного контента в социальных сетях — возможность использования «обработанной» молодежи для совершения террористических актов. Организаторы сети указанных сообществ подводят отобранных подростков, в зависимости от индивидуальных склонностей, темперамента и других личностных особенностей, к мысли об убийстве либо других людей (вербуемые в «ИГ», а также радикалы околонацистского толка, такие, как «хабаровский стрелок»), либо себя (контингент суицидальных групп). При этом условно-«игиловский» и условно-суицидальный контингенты частично совпадают. Индивидуальная работа с «подходящими» подростками/соответствующая их «накрутка» ведется уже в «малых» группах.

Поступательное нагнетание немотивированной агрессивности, активная раскрутка мемов, пропагандирующих жестокость и насилие, маркируют переход на новый этап, на котором, по замыслу организаторов, должна будет пролиться кровь. Соответствующие демотиваторы (посвященные, в частности, трагедии в школе «Колумбайн», персонажу мультфильма «Джефф-убийца», постулирующие, что «Я хочу быть автоматом, стреляющим в лица» и т.п.) собирают десятки тысяч (!) «лайков», что свидетельствует о подготовке/наличии в подростковой среде благоприятной почвы для совершения разного рода насильственных преступлений — в том числе, идеологически и религиозно немотивированных терактов.

«Рапорт» админа одной из проколумбайновских групп, появившихся в последнее время

Принципиально важной для понимания сути этих обретающих силу деструктивных тенденций является новая книга известного французского политолога и исламоведа Оливье Руа «Джихад и смерть: глобальный призыв «Исламского государства»[4], приходящего к выводу, что современный «джихадистский» терроризм — следствие не радикализации ислама, а исламизации радикализма.  

Он обращает особое внимание на рост числа террористов-смертников, отмечая, что нынешний джихадизм (во всяком случае, на Западе, в Турции и странах Магриба) — это молодежное движение, манифестирующее традиционный конфликт «отцов и детей» (в крайнем формате «ненависти между поколениями» и стремления полностью уничтожить культурные следы прошлого) и широко укоренившееся в молодежной культуре.

«Зеркальный» демотиватор из российской «правой» группы. «Идеи» и язык – совсем другие, реальные цели – те же самые

Логично указывая на то, что саморазрушительный терроризм контрпродуктивен как стратегия и неэффективен с военной точки зрения, поскольку не поставит западное общество на колени, а спровоцирует (что уже происходит) жесткую ответную реакцию, француз Оливье Руа приходит к тем же выводам, что и российский следователь Ярослав Мыц (хотя и на ином материале): «Соблазняет и очаровывает идея чистого бунта. Насилие — это не средство. Это самоцель».

Исследовав биографии ста террористов, Руа отмечает, что их склонность к насилию могла найти иной выход, нежели религиозно мотивированный терроризм — например, участие в бандитских войнах Марселя, служба в армии (московский убийца Павел Войтов тоже хотел попасть в ВС РФ — или в зону украинской АТО) или спорт (при этом радикализация через спортивные клубы идет быстрее, чем в мечетях — отметим, что аналогичные данные по ряду российских регионов были приведены на круглом столе КГК «Группы смерти»: суть феномена и меры противодействия»).

Однако наиболее показательной характеристикой «новых радикалов», считает Оливье Руа, является их ненависть к существующим обществам, будь то западное или исламское. «Эта ненависть воплощается в погоне за собственной смертью через совершение массового убийства, — констатирует исследователь. — Они убивают себя вместе с миром, который отвергают». После 11 сентября 2001 г. именно это стало предпочтительным образом действий радикалов.

Проводя четкую параллель между террористами-смертниками и безмотивными массовыми убийствами, в частности, в американских школах, Руа отмечает, что «границы между суицидальными наклонностями массового убийцы и боевиков за «халифат» неясны и туманны», указывая, что «эти идеи не являются взаимоисключающими». Он справедливо призывает не смешивать все эти категории, имеющие свою специфику, отмечая в то же время связывающую их общую нить. В конечном счете, важно лишь то, кто вовремя подсунет свой деструктивный сценарий уже готовым убивать подросткам и «младшим взрослым».

«Нам стоит беспокоиться об НМУ (неизбирательные массовые убийства) потому, что это внешние признаки или показатели крайне тревожных негативных тенденций, прокладывающих себе путь в глубинных слоях американского общества, — предупреждает автор «Валдайской записки» №61 «Канарейка в угольной шахте. Почему США переживают эпидемию неизбирательных массовых убийств» профессор Питер Турчин. — …Это ранний признак или индикатор того, что нечто вокруг нас меняется к худшему. НМУ предупреждают нас о более серьезной опасности в будущем».

Вопрос о том, кто является автором подобных «сценариев» и каковы истинные цели организаторов этого дьявольского эксперимента, по-прежнему остается открытым.  

Яна Амелина – секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Фото на главной странице сайта: футболка, переданная Павлу Войтову в СИЗО его друзьями из Риги/ Сообщество «В поддержку узника Павла Войтова»

Примечания:

[1] Даниил Туровский. Спокойно и с удовольствием. Кто такие «чистильщики» и почему они убивают бездомных и случайных прохожих. Meduza, 20 июня 2017 г. https://meduza.io/feature/2017/06/20/spokoyno-i-s-udovolstviem?utm_source=facebook.com&utm_medium=share_fb&utm_campaign=share. Здесь и далее детали происшедшего приводятся по данному репортажу.

[2] «Зигуля» из, как она пишет, Мариуполя, вполне возможно, — реальная девушка крайне правых взглядов (не фейк, в отличие от многих аналогичных аккаунтов).

[3] В конце 2015 г. он перестал обновлять свою страницу, как и делать новые посты в Time to hate. Будем надеяться, навсегда.

[4] Основные положения книги отражены в материале: Olivier Roy. Who are the new jihadis? The Guardian, 13 April 2017. https://www.theguardian.com/news/2017/apr/13/who-are-the-new-jihadis?CMP=share_btn_fb

 

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×