НЕДЕТСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. ЭКСПЕРТЫ ОБСУДИЛИ, КАК ЗАЩИТИТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОТ ВРЕДНОЙ ИНФОРМАЦИИ.

Маша из мультфильма «Маша и Медведь» – биологический робот и информационная бомба для российского менталитета. Американский сериал «Том и Джерри» прививает ребёнку неправильные представления о добре и зле.Подражая бурундукам из мультика «Чип и Дейл спешат на помощь», малыш с лёгкостью может навредить себе, например прыгнуть с балкона. А известный клип «Gangnam style» корейского исполнителя PSY низвергает моральные устои общества и содержит намёки на педофилию и гомосексуализм. Психологи и педагоги камня на камне не оставили, обсуждая самые популярные мультфильмы и клип, который в Интернете набрал наибольшее число просмотров.

Как видим, в немилость к специалистам попала не только продукция иностранного производства, которую многие родители и без того воспринимают негативно, но и любимые детьми и взрослыми отечественные мультфильмы. Дискуссия состоялась в Иркутске рамках семинара, посвящённого информационной безопасности детей. На нём солировали федеральные эксперты, которые приехали в Сибирь для пропаганды Всероссийской информационной кампании уполномоченного по правам ребёнка при президенте России против насилия и жестокости в СМИ. В Приангарье инициативу поддержали губернатор Сергей Ерощенко и региональный детский омбудсмен Светлана Семёнова. «Восточно-Сибирская правда» продолжает обсуждение животрепещущей темы. 

Профессор Московского государственного университета, академик Международной академии телевидения и радио, доктор психологических наук Лидия Матвеева по фрагментам разобрала мультфильм «Маша и Медведь». «В первой серии происходит знакомство с героями. Мы ещё не видим всех, но, как только девочка появляется на экране, замечаем реакцию животных – все зверюшки прячутся понадёжнее, так как приближается разрушительная сила, которая опасна.

С самого начала закладывается противодействие ребёнка и природы. Хотя мы знаем, что маленькие дети, наоборот, часто ассоциируют себя с животными, воспринимают себя как часть природы и находятся в гармонии с ней. Авторы мультфильма эту связь разрушают, показывая ребёнку, что окружающий мир и все, кто в нем живёт, – всего лишь средства для достижения твоей цели», – говорит психолог.

Лидия Владимировна проводит параллель со старинной русской сказкой о Маше и медведе. Маша из сказки ведёт себя по-другому: не садится за стол на место папы-медведя, а выбирает адекватное своему возрасту место младшего члена семьи. Маше из мультика сложно определить границы своего поведения. Девочка проявляет непочтительность по отношению к Медведю (который одновременно воплощает в себе и образ сакрального для нашей страны животного, и образ отца), постоянно безнаказанно нарушает социальные нормы.

«Послание, которое скрыто получает ребёнок при просмотре этого мультфильма: «Мир – это интересное место, где ты главный, ты можешь играть с этим миром и делать всё, что хочешь. Даже если ты нарушишь социальные табу, с тобой всё будет хорошо», – констатирует эксперт. – На малыша это действует страшно, потому что позитивное подкрепление и учит его тому, что такое поведение – безопасное и желательное. Но мы, взрослые люди, знаем, что это не так».

Подробному анализу подверглись характер и поведение мультяшной Маши. По мнению специалиста, авторы сериала создали героиню, лишённую способности любить. Словно биологический робот, девочка не воспринимает критику, равнодушно относится к состоянию окружающих. Например, в одной из серий Маша отправляет под откос платформу, в которой Дед Мороз везёт подарки лесным жителям, и забавляется этим. Спектр эмоций, которые демонстрирует Маша, очень ограничен. Даже не самый развитый ребёнок испытывает намного большую палитру переживаний, чем героиня, отмечает психолог. По сути, все эмоции сведены к двум: восхищение и удивление. Девочка никому не сочувствует и даже свою собственную боль, например, когда падает, не переживает. Лидия Матвеева делает вывод о том, что мультфильм «Маша и Медведь» не способен сформировать у детей верные ценностные установки.

Настрой московского эксперта относительно современной продукции для детей поддерживают региональные специалисты.

Агрессия и гипертрофированная сексуальность – негативные посылы, которые несут в себе многие мультфильмы, говорит член Экспертного совета при уполномоченном по правам ребёнка в Иркутской области, доцент кафедры управления информационными процессами и педагогическими технологиями Иркутского института повышения квалификации работников образования Татьяна Малых. «Для ребёнка добро и зло олицетворяют главные герои. Но не всегда малышу может импонировать Джерри, ведь находчивый Том куда хитрее и забавнее, – отмечает Татьяна Малых. – Это повод обратить внимание на поведение ребёнка во дворе, в саду и школе. А вдруг он ведёт себя точно так же, как Том? Стало быть, обижает тех, кто слабее и меньше его, и не чувствует вины за это. Ведь папа и мама разрешают ему смотреть такой мультик, а порой и сами сочувствуют Тому, значит, всё в порядке».

Педагог также предлагает обратить внимание на сексуальную составляющую многих мультфильмов: «Страстно целующиеся принц и принцесса – перебор для психики ребёнка, – высказывается Татьяна Малых.

– Пересмотрите с десяток советских мультфильмов, затрагивающих тему любви. Вы не увидите там «взрослого» поцелуя. В современном мультфильме герои целуются, фамильярничают и всем своим видом намекают на сексуальный подтекст. Мультипликаторы всё больше «раздевают» принцессу, чтобы сделать её образ максимально притягательным. Девочки формируют на основе такого образа стандарты своей фигуры и расстраиваются, если не получается быть похожими на свою любимую героиню-красавицу.

Последствия могут быть плачевными – девочки замыкаются в себе, мальчики влюбляются только в заветных красавиц».

Если малыши не могут дать оценку программам и фильмам, которые предлагают телеканалы, то школьники вполне способны отличить полезное от вредного. Советник уполномоченного при президенте России по правам ребёнка Ольга Пристанская рассказывает, что аппарат Павла Астахова провёл опрос среди старшеклассников из разных регионов страны. В анкетировании приняли участие около двух тысяч школьников. Половина из опрошенных считают, что кинофильмы и телепередачи вызывают злость, раздражение и агрессивность, способствуют привыканию к антиобщественному поведению. Каждый третий ребёнок придерживается мнения, что продукция российских телеканалов служит образцом для подражания и формирует терпимость по отношению к преступности и преступному образу жизни. 40% опрошенных заявляют, что фильмы и передачи побуждают к насилию и жестокости, вызывают ощущение страха и незащищённости перед преступностью.

Исследование было подготовлено совместно с юридическим факультетом МГУ. Оно показало, что студенты считают опасной информационную политику, которую проводит государство. Деятельность власти ребята оценивают не выше трёх баллов по пятибалльной системе. 55,6% опрошенных усматривают зависимость криминальной ситуации в стране со злоупотреблением свободой СМИ, отмечает специалист.

Ольга Пристанская рассказывает ещё об одном исследовании, проведённом совместно с Генеральной прокуратурой и юрфаком МГУ.впечатлениями советник уполномоченного по правам ребёнка. – Мы изучили большой массив уголовных дел, в которых документально зафиксировано негативное влияние средств массовой информации, прежде всего кинофильмов, на принятие подростками решения о нарушении нравственных запретов. Когда дети совершали правонарушения, они имитировали сцены из кинофильмов, например из «Крёстного отца» и криминальных сериалов. Эти данные отражены в приговорах и материалах предварительного следствия».

За примерами того, как подростки копируют поведение своих кумиров, далеко ходить не надо. Классическая история – серийные убийцы Артём Ануфриев и Никита Лыткин, известные как «академовские молоточники». На следствии преступники рассказали, что большое впечатление на них произвёл про-смотр телепрограммы про битцевского маньяка Александра Пичушкина. Он стал героем парней, и Артём Ануфриев создал в Сети группу «Пичушкин – наш президент». А за день до годовщины казни маньяка Чикатило малолетний убийца выложил в Интернете его портрет с подписью «Андрей Романыч. Скорбим».

Безусловно, телевидение и Интернет дают доступ к любой информации. Но один подросток захочет узнать, например, всё об автомобиле «Феррари», а другой станет посылать запросы о надёжных способах убийства (или самоубийства). Думается, виноваты в последнем случае не столько телевидение и Интернет, сколько взрослые, которые позволили ребёнку находиться в таком состоянии. Поэтому вопрос, совершил бы подросток противоправное действие, не посмотри он передачу или не зайди на определённый сайт, находится не в правовой, а, скорее, в философской плоскости. Вот что об этом думают региональные специалисты.

«Достоверно сказать, стала ли негативная информация причиной преступления или суицида, не возьмётся никто, – заявляет начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодёжи областной прокуратуры Ольга Кошкарова. – Но то, что фильмы и передачи влияют на неокрепшие детские умы, это аксиома». Директор Центра профилактики, реабилитации и коррекции министерства образования области Маргарита Галстян считает, что негативная информация служит неким катализатором, побуждающим ребёнка к действию. «Иногда подростку и в голову не придёт то, что он может увидеть, а потом скопировать», – говорит специалист.

Специалисты признают, что содержание медиапространства сейчас далеко от идеала. Но, чтобы поправить ситуацию, одного осознания проблемы мало. «Сообщество психологически не готово занять взрослую позицию. Представьте, 20 лет человек пьёт, и вдруг ему запретили употреблять алкоголь совсем или рекомендуют выпивать мало. Это вызывает протест. Точно также сейчас ведут себя журналисты, которые свободу слова восприняли как вседозволенность, – заявляет Лидия Матвеева. – Не секрет, что не только зрительский рейтинг является решающим при наполнении эфира. Главное слово остаётся за транснациональными компаниями, которые размещают рекламу. Телепрограммы и фильмы являются фоном для неё. А реклама в боевике смотрится совсем по-другому, чем, к примеру, в философской драме. Поэтому философская драма изгоняется, а боевик как контент, позволяющий максимально возбудить эмоции разного характера, становится замечательным обрамлением для рекламы. Медиа-эфир используется как среда для формирования идеального потребителя. Ребёнку в ней места практически не остаётся».

Теле– и радиосообщества в штыки приняли закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», который вступил в силу 1 сентября прошлого года. Но психолог убеждена, что одних запретов и ограничений недостаточно, чтобы заставить журналиста держать в приоритете интересы ребёнка. Ответственность нужно воспитывать. «Юрист одной крупной медиакомпании назвал введённые меры инквизицией для журналистов», – говорит эксперт.

По мнению координатора Центра безопасного Интернета в России Урвана Парфентьева, неприятие ограничений обусловлено в том числе и недоверием граждан, специалистов к компетенции властей при принятии регулирующих мер. Хотя, по мнению эксперта, в большинстве случаев вина лежит не на законодателе. Корень всех бед заключается в превратном понимании, доведении до абсурда при исполнении норм, которые изначально должны были принести пользу.

«Начинается буквальное, иногда гиперболизированное исполнение законодательства, именно с этим были связаны скандальные истории, когда неожиданно к мультфильму «Ну, погоди!» выставили маркировку «18+». Непонятно, что хотели этим сказать люди, которые были генераторами скандалов. Ведь по смыслу закона понятно, что под маркировкой «18+» должна стоять порнография и кровавое насилие. Мы же видим, что даже некоторые общественно-политические издания стали ставить на своей продукции этот значок, то ли из протеста, то ли в страхе перед правоохранительными органами».

Руководитель Роскомнадзора по Иркутской области Сергей Костылов отмечает, что исполнение закона в нашем регионе проходит без скандалов. Введение возрастных ограничений на доступ к информации даже породило шутки о том, что некоторые программы предназначены для людей из категории «35+». «С сентября до середины октября прошлого года мы вели профилактическую работу. Нарушений были тысячи, но специалисты нашего ведомства сознательно не применяли наказание, давали журналистам возможность адаптироваться к новым условиям. Сейчас нарушения сведены к нулю. Закон работает на 100%, медиасообщество восприняло его положительно», – отчитывается руководитель регионального подразделения.

По его словам, сложности возникают не с дисциплиной в медиасреде, а с отсутствием желающих стать членами экспертного совета, который призван анализировать печатные и интернет-издания, теле– и радиопрограммы. Сейчас решения о виде маркировки своей продукции принимают исключительно редакторы СМИ, хотя по закону на начальном этапе ответственность за размещение ограничивающих знаков с ними должны делить эксперты. И специалисты (юристы, психологи, педагоги) в области имеются, и оплата для экспертов предусмотрена, однако состав комиссии так и не сформирован. Сергей Костылов говорит, что неоднократно обращался к потенциальным экспертам, но безуспешно.

Между тем стоит признать, что большая часть достижений государства на ниве борьбы с негативной информацией буквально растворяется в бездне возможностей/опасностей (зависит от восприятия), которые ребёнку даёт Интернет. Практически все эксперты признали, что на это явление власти имеют минимальное влияние. По данным Роскомнадзора, по итогам исполнения закона о защите детей от вредной информации 200 IP-адресов были закрыты полностью. При этом ничто не помешало их владельцам тут же зарегистрировать новые ресурсы. Отсутствие границ и относительная анонимность – вот основные особенности Интернета, нивелирующие большинство попыток ограничить идущую по его каналам информацию. Владелец сайта может зарегистрироваться под вымышленным именем и разместить данные на площадке, находящейся вне юрисдикции нашей страны.

Современный ребёнок не ограничен в средствах коммуникации. В Интернет сейчас нельзя выйти разве что со стиральной машины. Практически каждая семья имеет полный арсенал техники: компьютеры, ноутбуки, планшеты, телефоны. При этом становится невозможно проследить, на какие сайты заходит юный пользователь. «На всех устройствах можно включить функцию «родительский контроль» и отсечь запрещённую информацию», – заявят продвинутые мамы и папы. И напрасно себя успокоят: ребёнок на перемене в школе может попросить телефон или планшет у сверстника и, если есть желание, всё равно доберётся до искомого.

Полностью оградить от негатива своё чадо возможно, пожалуй, только если увезти его далеко в тайгу. На мой взгляд, намного важнее, чем ограничивать ребёнка в информации, сформировать у него здоровый иммунитет ко всему непристойному и опасному, с чем малыш или школьник может столкнуться в жизни. Для этого, как минимум, мама и папа должны смотреть в глаза своему ребёнку, а не в монитор. Если в семье маленького человека слушают и понимают, он никогда не станет искать информацию о способах самоубийства. А если и наткнётся на что-то запрещённое, обязательно расскажет о своём приключении родителям. Ведь не Маша же и Медведь и не Том и Джерри главные воспитатели в доме.

http://licensingrussia.ru/post/1658
Источник: группа ВК “Чистое детство” https://vk.com/chistoe_detsvo

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×