КТО ЗАЩИТИТ УЧИТЕЛЯ? Об эксперименте по оценке учителей тестами ЕФОМ

Об эксперименте по оценке учителей тестами ЕФОМ сказано много (см. https://vk.com/wall-62604527_20697 ), но широкое распространение скандальной «сенсации» новостными агентствами и «патриотическими аналитиками» заставляет вновь вернуться к этой теме. 

Цитата (источник не укажем из соображений «политкорректности»):

«Информация о том, что 50% из протестированных в 67 регионах России 22 тысячи педагогов не соответствуют стандартам профессиональной пригодности по математике, а 20% — по русскому языку, является самой адекватной оценкой всех “реформ”, которые в течение последних 25 лет проводились в системе отечественного образования…»

В том же ключе высказался известный комментатор Соловьёв (см. https://www.youtube.com/watch?time_continue=483&v.. ) и многие другие.

Кто же тот герой, что рискнул, наконец, дать эту «самую адекватную оценку»?
Это — глава Рособрнадзора Кравцов. Начальник той самой структуры, что неукоснительно проводит в жизнь деструктивную образовательную политику.

Господа-патриоты, вас не смущает такое сочетание функций?

Чиновный хам оскорбил всех наших учителей, а прочие пишущие — подхватили и понесли. Зачем? Полагаете, кому-то пойдёт на пользу читать в глазах разогретой общественности немой вопрос:

«Так вы учитель? Не математику ли, часом, преподаёте?»

Оскорбления никогда никого не делали лучше. Но они будут дополнительным толчком, чтобы хлопнуть дверью и навсегда покинуть школу (и речь здесь о самых достойных).

Сегодня мы имеем полную информацию о тех «диагностических работах», на 
основе которых был сделан вывод о профнепригодности половины математиков. Напомним, что в сообщении от Рособрнадзора говорилось о провале учителей МАТЕМАТИКИ и ИНФОРМАТИКИ (вместе), но в сенсационные заголовки новостных агентств попал лишь первый предмет (как наиболее важный), и вся последующая «аналитика» строилась только вокруг математики.

Однако основная причина низких результатов по этим двум предметам состоит как раз в том, что учителям информатики и математикам был дан ОДИН ОБЩИЙ ТЕСТ. Читателям, далёким от школы, поясним, что математика и информатика — два разных предмета, которые ведут, как правило, разные педагоги. Средний учитель математики может не иметь понятия о языках программирования, точно так же, как преподаватель информатики обычно давно уже забыл геометрию, теорему Виета и в жизни не касался задач с параметрами. (Аналогичная картина и у репетиторов по этим двум дисциплинам.)

Что касается содержания «диагностических работ», то их очень точно назвали в СМИ «кретинскими тестами» (см. https://lenta.ru/news/2018/11/13/notest/ ). Об ошибках в условиях, делавших задачи нерешаемыми, мы уже писали (см. https://vk.com/wall-62604527_20697 ). Но там имеются перлы и другого рода. В базовом ЕГЭ по математике есть задача на “чувство числа”. Это когда надо «по значению величины уметь различать рост ребёнка и толщину листа бумаги». Кто не в теме — может заглянуть в популярный видеоролик Ивана Ященко – https://vk.com/video?z=video5941786_171280931/pl_cat_.. (всего 50 секунд).

Так вот, этот образчик педагогического кретинизма был предложен в качестве теста УЧИТЕЛЯМ! (Без шуток: демоверсию работы и её реальные варианты см. https://drive.google.com/file/d/1Yz7l6EFm1ituUWp06gDi.. и https://vk.com/doc-62604527_481975232 .) Уже одного этого было достаточно, чтобы считать такую «проверку» унижением профессионального достоинства. Ведь любой педагог понимает, что подобная задача имеет смысл лишь как тест на дебильность. И теперь так стали тестировать их, причём от имени государства. Любой уважающий себя учитель имел полное право ответить на этот тест одной (упомянутой в СМИ) буквой «Х» на весь лист. И таких было немало.

Но большинство педагогов давно отучили уважать себя. И они не имели успеха в этой бессмысленной эклектике надёрганных из ЕГЭ и ОГЭ заданий потому, что (как уже было сказано) ровно половина задач не имела никакого отношения к их реальной сфере деятельности. 

Мы отнюдь не утверждаем, что в нашем математическом образовании нет проблем. Напротив, на протяжении многих лет разъясняем суть катастрофы средней школы, в основе которой лежит свобода не учить и не учиться, явившаяся в образование вместе с введением ЕГЭ и полной отменой выпускной аттестации. И со своей стороны любителям негативных сенсаций можем предложить рецепт, который сходу убедит общество, что не половина, а все 90% учителей математики «никуда не годятся». Для этого надо всего лишь предложить им написать профильный ЕГЭ, тот самый, что пишут ученики. Разумеется, изменив при этом уровень зачётного порога. Напомним, что детям ставят условную тройку за 6 простейших первичных баллов этого экзамена из возможных 32-х. От учителей естественно требовать больше, и порог в 24 (75%) балла никому не покажется чрезмерным. Однако известно, что более 24 первичных баллов этого экзамена набирают лишь 0,2% выпускников. Учителя покажут более высокий результат, но по всем экспертным оценкам он не превзойдёт10%. (Кто сомневается в этом, может опросить доверительно учителей математики и убедиться, что это так.) 

Но если описанную выше проверку устроят в реальности, мы первыми будем против. Ибо два математических ЕГЭ – базовый и профильный – составляют основу того механизма, который стремительно разрушает школьное образование. Базовый ЕГЭ (аттестационный) предельно примитивен, и фактически устанавливает учителю «госзадание на уровне ноль», позволяющее попросту никого не учить. А профильный содержит сверхсложные задания, недоступные в принципе среднему ученику и среднему учителю, что не даёт им возможности найти мотивацию в его рамках (напомним, что иной мотивации – кроме ЕГЭ – в массовой школе сегодня нет). В итоге средний учитель постепенно переходит на «базовый 
уровень», профессионально деградирует, что находит непрерывное отражение и в статистике ЕГЭ (см. https://vk.com/wall-62604527_20305 ).

Организует и курирует эту бинарную систему уничтожения школьной математики ведомство Кравцова, того самого, кому теперь «патриоты» фактически воздают хвалу за «самую адекватную оценку» состояния нашего образования. Но если и есть в кравцовских высказываниях какая-нибудь логика, то она только в том, чтобы переложить ответственность за результаты своей вредительской деятельности на учителя.

Руководители Рособрнадзора сейчас затаились: ждут, когда отшумит. Но журналисты – народ настырный, требуют комментариев, что-то говорить надо, и надзорный орган выставляет для этого фигуры помельче. Так, 14 ноября на одном из центральных радиоканалов состоялась передача (см. http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/60510/episode.. ), в которой принял участие начальник одного из надзорных «департаментов» Семченко. Врать, как Кравцов, он ещё не научился, потому его ответы на вопросы ведущих любопытны. Семченко заявил, что скандальное тестирование не имеет никакого отношения к аттестации педагогов. Это просто «научное исследование», имеющее целью «уточнение программ педагогического образования», а также «программ повышения квалификации» (заметим, что все эти вопросы даже формально не относятся к сфере полномочий Рособрнадзора – см. https://vk.com/wall-62604527_19401 ). Проводится оно, чтобы «помочь учителям». Подобные исследования, как сказал чиновник, идут уже с 2015 года. Настырные 
ведущие тут же спросили, как много педагогов и в какой форме за это время «получили помощь»? Семченко честно сказал, что не знает. По ходу он проронил запретное для его позиции слово «ЕФОМ» (запретное, ибо на официальном сайте ефом.рф ясно сказано, что этой аббревиатурой обозначена система профессиональной аттестации учителей), но быстро заметил ошибку и поспешил спрятать его обратно. Вообще, этот деятель в чём-то даже импонирует, ибо часто прямо говорил: «не знаю», «не владею информацией». 

Но что он знает наизусть, так это материалы нашей группы. Когда ведущие цитировали опубликованные у нас тексты, Семченко определял первоисточник буквально по одному предложению.

Разумеется, зашла речь и о «качестве» использованных при «исследовании» скандальных тестов. И тут всем слушателям объяснили, что такие материалы проходят «широкое общественное обсуждение», они «одобряются педагогическим сообществом», «составляются квалифицированными специалистами», словом, никаких оснований сомневаться в их качестве нет. А если даже и есть основания, то претензии не к надзорной структуре, а к «педагогическому сообществу». 

И тут надо сказать пару слов о том, кто и как слепил эти проверочные тесты.
Для «педагогических измерений» у Рособрнадзора есть свои структуры – «федеральные институты» — ФИПИ и ФИОКО. Но в данном случае заказ на разработку тестов был передан издательскому дому «Просвещение», тому самому, что (по некоторым источникам) аффилирован с министром Васильевой. «Издательский дом», ввиду отсутствия необходимых специалистов, передал заказ «субподрядчику», коим оказался Новосибирский педуниверситет. Проект возглавила проректор этого вуза некто Алтыникова (см. https://ndn.info/mneniya/23076-kak-novosibirskij-ped-.. ) , «эффективный менеджер», надо полагать, ибо иные в современных ректоратах редкость. Любопытная схема распределения ответственности, не правда ли? Так и был рождён уникальный продукт, который Кравцов, не задумываясь, пустил в дело.

В отшумевшей проверочной кампании есть ещё один интересный штрих. Многие информагентства отметили, что по её итогам лучшие результаты показали учителя «родного языка и литературы». Но никто не задумался, почему?

А ведь ответ на поверхности. Тесты по якутскому, чувашскому, татарскому языкам и литературе составляли не в ФИПИ и не в издательстве «Просвещение». Эти задания разрабатывали в самих национальных республиках (потому что больше – негде). А там к родному языку относятся трепетно и учителей своих берегут. Потому задания получились правильные и результат вышел соответствующий. А то, что он находится в глубоком диссонансе с итогами по русскому, так кто же в преподавание родных языков из Москвы заглянет? 

Из всей этой истории надо вынести главный урок: нельзя судить о мастерстве учителя по тестам (неважно каким — плохим или «хорошим»). Оценить педагога по-настоящему может только профессионал того же уровня (как минимум) и то лишь в случае, если будет рядом, в той же школе, и не один час.

В противостоянии «учитель – власть» мы всегда должны быть быть на стороне учителя. 

Во-первых, потому, что наш Учитель на порядок выше любого из нынешних чиновников от образования. А во-вторых, (при всех возможных претензиях к учительскому корпусу) надо понимать, что других учителей у нас нет и в ближайшее время не будет. 

А вот помочь сменить власть — это совсем другое дело.

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×