“Виртуальные” специальности против реальной экономики

Переориентирование системы современного образования исключительно на сферу IT-технологий грозит лишить Россию реальной промышленности и экономики

Продолжающаяся последние несколько лет реформа отечественного образования среди прочего направлена и на устранение сложившегося в начале 90-х гг. перекоса в сторону гуманитарных наук.

Однако, несмотря на попытки повысить популярность и престиж технических и рабочих профессий, современная молодёжь теперь более активно выбирает ставшие столь востребованными как в России, так и за рубежом, IT-специальности.

Рабочие и инженеры по-прежнему не в особом почёте, что, по ожиданиям экспертов, в скором времени может не только привести к опасному кризису на рынке труда, но и сильно усложнит осуществление планов правительства на промышленный прорыв российской экономики в ближайшие десятилетия.

Всё это мы уже проходили…

Период с 1995 по 2000 год в мировой экономике известен как нарастание и резкий крах так называемого пузыря доткомов.

В середине 90-х Интернет впервые показал свой потенциал мощи для ведения бизнеса, туда ринулись все — банки, инвесторы, стартапщики, авантюристы. Пять лет акции интернет-компаний бешено росли — как цены на луковицы тюльпанов в Голландии в начале XVII века. И также катастрофично рухнули в одночасье, вызвав бесчисленное количество банкротств и спад в экономике.

Причиной стала переоценка Интернета как явления — миллионы людей будто временно ослепли, почему-то перестав осознавать, что не в онлайне, а в оффлайне печётся хлеб, штампуются автомобильные детали, генерируется электроэнергия и создаются все остальные материальные и осязаемые вещи.

Удивительно, но сегодня мы рискуем повторить, пусть и в несколько ином виде, ту неприятную историю конца 90-х.

Важность IT-сферы нельзя недооценивать, но она всё-таки не выступает основой ни одной из крупнейших экономик мира и, по сути, является обслуживающей для потребностей реальной промышленности.

“Повсюду виртуальность”

Необычный взгляд на проблему непопулярности у молодёжи рабочих специальностей озвучил детский психолог Виталий Сомов.

— Сегодня слишком многое в образовании, начиная со школы, “виртуализируется”. Виртуальные экскурсии, виртуальные практические опыты, виртуальные наглядные пособия и многое другое. С одной стороны, это даёт целый ряд новых возможностей, в особенности малым и региональным учебным заведениям, а с другой — губит практический интерес.

К примеру, в последние годы много мучительных дискуссий шло вокруг астрономии как школьного предмета, исчезнувшего из обязательной программы в 90-е. Сейчас её вернули в школы — но насколько она интересна детям?

В советское же время каждый второй школьник (и я, к слову, тоже!) самостоятельно делал простейший телескоп из картонной трубки и линзы от бабушкиных очков! Всех дел — на полдня, а вечером, с наступлением темноты, вы уже фактически “были в космосе”!

Конструкции примитивных телескопов описывались в литературе типа “Библиотека пионера”, их делали в кружках, во дворцах детского творчества — вот это было действительно реальное прикосновение к предмету, к дисциплине, а для кого-то — и к будущей профессии. Просмотр анимации о движении планет этого не заменяет. Отлично дополняет, но не заменяет!

Подтверждает “проблему виртуальности” и Андрей Лущенко, преподаватель политехнического колледжа, обучающий будущих токарей.

Ученики кадетского класса московской гимназии № 1748 “Вертикаль” во время урока труда.

— Что бы там ни говорили о переходе на сплошную 3D-печать, отрасль токарной обработки актуальна, развивается, лучшие мировые производители делают и продолжают разрабатывать сложнейшие инновационные станки. К примеру, ствол винтовки никогда не напечатаешь на принтере — его всегда будут ковать, сверлить, дорнировать.

В прежние времена почти все школьники в старших классах изучали токарную металлообработку — в кабинетах труда стояли станки серии ТВШ, что и расшифровывалось как “токарно-винторезный, школьный”. В 90-е годы школы поспешили избавиться от изношенных станков, а новых, разумеется, никто не купил, и на уроках труда, которые сегодня называются “технологией”, мальчики очень поверхностно и условно касаются реальной работы с металлом, поэтому ранний интерес к дальнейшему обучению в этом направлении и не возникает…

— Большинство школьников делает выбор будущей профессии в короткий период между получением аттестата и подачей документов в вуз или техникум, — рассуждает лучший токарь России по результатам всемирного чемпионата World Skills 2017 в Абу-Даби Борис Сатаров. — Это достаточно короткий период, за который мало кому удаётся получить полную картину рынка труда, образования и понять собственные желания.

Что делают молодые ребята? Разумеется, лезут в Интернет, чтобы обрести какое-то понимание вопроса.

А какие профессии лучше всего представлены в Интернете, про какие больше всего и убедительнее всего рассказано? Про те, которые и связаны напрямую с Интернетом, разумеется! Айтишники, профессиональные блогеры, иные фрилансеры… Про токарей и сварщиков в Интернете говорят мало.

Назад к реальности!

World Skills — международное объединение, существующее с 1953 года и объединяющее 77 стран мира. Его цель — популяризация рабочих профессий через проведение международных студенческих соревнований. Россия вступила в WS в 2012 году, но на первом же для нас чемпионате в 2013 году в немецком Лейпциге команда выступила просто провально, заняв предпоследнее место…

Из этого были сделаны серьёзные выводы, и уже через два года наши сварщики, токари, фрезеровщики и многие другие молодые спецы начали занимать призовые места: на чемпионате в Бразилии мы завоевали 14-е место в общем зачёте, обойдя США, Канаду, Швецию, Италию, Бельгию, Данию и многие другие страны.

— А в 2014 году в нашей стране было развёрнуто необычное “поднаправление” WS — World Skills Hi-Tech, чемпионаты для одновременного участия молодых сотрудников предприятий и студентов. Они позволяют провести оценку уровня квалификации действующих сотрудников на основе международных стандартов и, что важно, обсудить связку между системой образования и работодателем, — говорит Илья Тонких, международный эксперт World Skills в компетенции “токарные работы на станках с ЧПУ”.

— Предприятия часто жалуются на качество современного образования, при этом учебные заведения указывают на важность участия самих компаний в этом процессе, — поясняет Екатерина Никул, директор департамента по работе с промышленностью и развитию новых компетенций World Skills. — И вот в рамках Hi-Tech мы и осуществляем ту самую обратную связь в режиме реального времени. На таких чемпионатах все выполняют одно и то же задание — и студенты колледжей, и штатные сотрудники компании. Сквозная оценка позволяет понять — в нужном ли направлении готовятся студенты, выявить несоответствия программ образования и требований работодателя. После чего предприятие уже начинает эффективно участвовать в процессе корректировки образовательных программ.

К примеру, не так давно Объединённая авиастроительная корпорация (ОАК) обнаружила, что на её заводах, которых немало по всей стране, не хватает квалифицированных сборщиков-клепальщиков (это достаточно узкоотраслевая специализированная профессия), а у существующих низкий уровень подготовки. Провели чемпионат по стандартам World Skills, колледжи взяли пакет материалов, полученных по результатам соревнований, и доработали с их учётом свои образовательные программы.

Учебные заведения, которые заинтересованы в том, чтобы их студенты были трудоустроены, готовы корректировать свои программы.

А компании, нуждающиеся в качественных кадрах, уже давно сотрудничают с учебными заведениями, а вкладываться приходится всерьёз. И дело даже не только (и не столько) в деньгах на переоборудование материально-технической базы!

В идеале для корректировки программы вуза или колледжа туда должны отправляться ведущие сотрудники компании. А такая работа надолго отрывает их от производства. Один из примеров такого взаимодействия — Первоуральский новотрубный завод, практикующий так называемую дуальную модель, при которой студенты две недели учатся в колледже, две недели работают на производстве, и в таком чередовании проходит весь образовательный процесс! Впрочем, и чисто денежные затраты всё же весьма значимы. Нельзя готовить высококлассных спецов на старом оборудовании.

— По-хорошему предприятие, ожидающее рабочих высокого уровня, фактически должно помогать учебным заведениям и оснащать учебные классы и лаборатории современным оборудованием, — отмечает Борис Сатаров. — В Абу-Даби я выступал на станках DMG Mori — это едва ли не самый крупный в мире немецко-японский станкостроительный концерн. На таких же станках я и тренировался перед соревнованиями — по 12–14 часов в сутки. Нельзя учиться на оборудовании 60-х годов, у которого число доступных операций в десятки раз меньше, чем у современного. Таких специалистов на реальном предприятии фактически приходится переучивать уже самой компании…

“Я — профессионал!”

Это не пафосный чиновничий лозунг, а вполне реальный профориентационный проект, продолжающийся уже второй сезон. Всероссийская студенческая олимпиада “Я — профессионал!” создана для студентов технических, гуманитарных и естественнонаучных специальностей ведущими отечественными вузами и Российским союзом промышленников и предпринимателей. Заявки на участие в этом году подало более 350 000 студентов со всей страны.

К примеру, в направлении “Горное дело” участвует 25 крупнейших вузов, имеющих соответствующие кафедры, и такие знаковые представители российской индустрии, как “Северсталь”, “Алроса”, “Еврохим”, ОАО “Уральская горно-металлургическая компания”, объединения работодателей — “Горнопромышленники России”, ООО “Союз маркшейдеров России” и другие.

Технически олимпиада — это пошаговая система испытаний, где проверяется не абстрактная эрудиция, а изучаются профессиональные знания студентов бакалавриата, специалитета и магистратуры, а также недавних выпускников вузов.

Какая в этом выгода для молодёжи? Успешная демонстрация своих знаний и навыков обеспечивает победителям олимпиады попадание в базу данных общенационального кадрового резерва, а также возможность стажировки в самых востребованных компаниях страны. Да и денежные премии по студенческим (и не только!) меркам тоже впечатляющие — 200–300 тысяч рублей.

— Компании-партнёры предоставляют места для практик и стажировок для успешных участников, а также потенциальное трудоустройство на своих предприятиях, кроме того, принимают участие в составлении тестовых заданий олимпиады.

Таким образом, победители имеют возможность выбрать в качестве приза одну из двух траекторий своего развития — образовательную или профессиональную, — говорит проректор по учебной работе НИТУ “МИСиС”, председатель Федерального учебно-методического объединения по направлению “Прикладная геология, горное дело, нефтегазовое дело и геодезия” Вадим Петров.

Медали победителей Всероссийской студенческой олимпиады “Я — профессионал”.

Надо признать, что количество проектов по интеграции работодателей и вузов растёт. Помимо глобальных, объединяющих десятки учебных заведений, ведущие вузы поддерживают собственные долговременные партнёрские отношения с крупными компаниями своих регионов, которые вырастают в крупные проекты.

Такие, например, как созданная в Иркутском национальном исследовательском техническом университете базовая кафедра “Металлургия лёгких металлов”.

Базовая кафедра — это распространённая в европейских вузах, но пока относительно новая для России форма сотрудничества университета и бизнеса, при котором студентов, наряду с университетскими преподавателями, обучают специалисты предприятия.

“Металлургия лёгких металлов” была организована 2,5 года назад при участии СибВАМИ и Братского алюминиевого завода для обеспечения компании грамотными инженерными кадрами. Сотрудничество металлургов и ИРНИТУ идёт очень активно — этой осенью при кафедре была открыта лаборатория, где студенты и преподаватели будут заниматься решением конкретных задач для нужд компании.

Например, исследованиями повышения качества первичных литейных сплавов AlSi7, получением высокоэффективных модификаторов чугуна для повышения срока службы элементов конструкции алюминиевых электролизёров и рядом других. Десятки студентов кафедры уже стали сотрудниками компании, а для профессорско-преподавательского состава запущена программа стажировок на предприятиях ОК “РУСАЛ”.

Ещё один интересный проект: “CDIO — инженерный бакалавриат”, начатый в Сибирском федеральном университете. CDIO — это принцип инновационной образовательной среды для подготовки нового поколения инженеров, расшифровывающийся как Conceive — Design — Implement — Operate — “Придумывай — разрабатывай — внедряй — управляй”.

Этим летом состоялся первый выпуск студентов в направлениях “Металлургия”, “Теплотехника” и “Теплоэнергетика”.

Главная особенность этого бакалавриата — активное участие работодателей в процессе обучения с первого же дня.

В числе партнёров университета — “Газпром”, “РУСАЛ”, Сибирская генерирующая компания и другие. Работодатели активно участвуют в учебном процессе как преподаватели, эксперты, руководители проектов, обеспечивают практику на предприятиях и итоговое трудоустройство.

— К примеру, компания “РУСАЛ” из всех городов своего присутствия — Красноярск, Саяногорск, Братск, Иркутск и т.п. — сама отбирает ребят и рекомендует им поступать к нам для обучения по профессиям металлургических направлений, — рассказывает Владимир Баранов, директор Института цветных металлов и материаловедения Сибирского федерального университета. — Тем, кто прошёл отбор и поступил, компания обеспечивает проезд к месту обучения, общежитие, корпоративную стипендию и хорошо оплачиваемую практику.

Тем же, кто “не поместился” в рамки бюджетного набора, частично или даже полностью финансируют коммерческое обучение! Успешные бакалавры продолжают обучение по магистерским программам, которые также были разработаны в связке с практическими задачами реального производства.

Нельзя также сказать, что государство находится в стороне от проблем профессионального образования для потребностей промышленности. Одним из самых популярных механизмов, направленных на развитие взаимодействия вузов с компаниями, является предусмотренная законом “Об образовании” целевая подготовка кадров.

С 2019 года вступают в силу изменения в законодательстве, которые усиливают ответственность и заказчика, и студента, и позволяют отсеять тех, кто не очень обдуманно выбирает “контрактный вариант”.

Предполагается, что повышенные обязательства обеих сторон сделают более прозрачным и прогнозируемым рынок труда, в том числе и среди технических специалистов и инженеров, что поможет компаниям точнее планировать своё развитие в долгосрочной перспективе.

Источник

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×