header_bg

Учителя массово покидают школы: «Потребительское и высокомерное отношение»

Педагог стал кем-то вроде официанта, по отношению к которому клиент всегда прав

Не скрою, своим названием данные заметки обязаны знаменитому фильму Стенли Крамера «Благослови зверей и детей» — экранизация романа Гландона Свортаута о романтическом восприятии мира американскими детьми, что сталкиваются с жесткой реальностью, в которой они существуют в летнем лагере.

Нет, упаси боже, я не уподобляю учителей зверям. Они, конечно, не святые, но в массе своей вполне достойные самоотверженные люди, преданные детям и своей профессии. Однако при определенных условиях они, что называется, могут озвереть. Об этом и пойдет речь.
Случилась беда: девушка-подросток ушла из жизни. Оставляю в стороне причины трагедии. Но в ходе расследования выяснилось, что на своей странице в Facebooke она три года вела дневник, в котором явно просматривались неуклонное нарастание депрессивного синдрома у подростка. На вопрос проверяющего к классному руководителю: «Неужели вы все это время не замечали подавленное состояние ребенка?» — она ответила: «У меня пятьдесят два часа учебной нагрузки, работа в две смены, проверка сочинений и тестовых работ, подготовка выпускников к ЕГЭ. Помимо прочего в нашем регионе работа классного руководителя оценивается в тысячу рублей!»

Первое, что приходит в голову, — учительница нахватала часов из жадности. А вот и нет. Педагог возрастной и честно признается, что вполне довольствовался бы вдвое меньшей нагрузкой. Этот невероятный горб, напрочь исключающий вдумчивую качественную работу с детьми — и в качестве предметника, и в роли классного руководителя, — администрация школы взвалила на нее от безысходности. Не секрет, что во многих регионах из-за нехватки педагогов школы вынуждены переходить на работу в две смены. Иначе просто некому будет входить в классы. К слову сказать, существует устойчивое заблуждение, что работа в две смены — это исключительно результат нехватки учебных площадей, посадочных мест и обветшавших школьных зданий. Отсюда важная задача строительства новых школ, отвечающих современным требованиям, за решение которой регулярно отчитываются регионы.

Но это верно только отчасти. Другая причина — нарастающий дефицит учительских кадров и неуклонное старение педагогического корпуса. Разумеется, картина по стране пестрая. Я как директор московской школы практически не сталкиваюсь с этой проблемой. Напротив, едва ли не ежедневно мне поступают предложения от педагогов, желающих устроиться на работу. Я не располагаю достоверной статистикой, но, судя по контактам с директорами школ, во многих регионах положение с педагогическими кадрами близко к критическому.

Если мне не изменяет память, подобная ситуация пару десятков лет назад была в США. Там одновременно ушли на пенсию около трехсот тысяч учителей. Пришлось для работы в школах срочно рекрутировать молодежь, открывая краткосрочные интенсивные курсы по обучению педагогов. Что, разумеется, не способствовало повышению качества обучения.

В связи со складывающейся у нас кадровой ситуацией возникает резонный вопрос: как вырастить, а главное — не отвратить от школы молодое педагогическое племя, призванное придти на смену нашему поколению?

Спору нет, тысячу раз был прав А.П.Чехов, написавший в начале двадцатого века, что нищий учитель — позор страны. И можно понять молоденькую учительницу из Екатеринбурга Дарью Троцкую, уволившуюся из школы из-за нищенской зарплаты, получившую в расчете за июнь одиннадцать тысяч рублей. Из-за низкого дохода ей не одобрили ипотеку. Но я знаю регионы, где молодым специалистам платят надбавки, предоставляют жилье, дают льготные кредиты. Но и эти, казалось бы, очевидные меры стимулирования не сильно меняют ситуацию к лучшему. Почему? Напомню сказанное от века: не хлебом единым жив человек.

Год назад в одном из педагогических университетов Центральной России состоялся замечательный выпуск прекрасно подготовленных молодых специалистов. Пришли они в вуз по призванию, окончив педагогические классы, с высокими баллами ЕГЭ. Учились серьезно, напряженно, с азартом, хорошо зарекомендовали себя на педагогической практике. Директора элитных школ вступили за них в конкурентную борьбу стремясь заполучить к себе такие ценные кадры. Спустя ровно год все до единого подали заявления об уходе. Благо это были бы единицы молодых учителей, попавших после окончания вуза в консервативные школы с затхлой атмосферой и тоталитарными методами управления педагогическим коллективом. Так нет, и школы вроде бы неплохие, и надбавки к зарплате приличные, а они уволились.

В самом общем виде причину их массового исхода из школы можно сформулировать так: ущемление человеческого и профессионального достоинства. Кем? Всем, кому не лень. В равной степени региональными структурами власти, родителями учащихся и учениками…

Горящие желанием обучать и развивать своих воспитанников, молодые учителя никак не могут взять в толк, как это можно, ломая образовательный процесс, в разгар учебного дня снимать с уроков всех старшеклассников и сгонять их на очередные губернаторские или мэрские показательные мероприятия, воспитательная ценность которых ничтожна. И это при том, что школьные программы сегодня невероятно напряженные, на счету буквально каждый урок. Директор в такой бесконечно повторяющейся ситуации — заложник обстоятельств, действующий по формуле В.С.Высоцкого: «Приказано метать — и я мечу». В случае неисполнения руководящих указаний сметут его самого. Статья 278 Трудового кодекса дает право учредителю уволить руководителя образовательной организации без объяснения причин.

Свою лепту в ущемление достоинства педагогов вносят родители учеников. Истекшие десятилетия не прошли даром. Сегодняшние родители новой формации привычно рассматривают школу как сферу услуг. В их обыденном сознании педагог своего рода официант, по отношению к которому клиент всегда прав.

Не имею намерения умалить достоинство тружеников ресторанного бизнеса. Тем более что иные из них в прошлом наши коллеги. Получив педагогическую специальность (например, учителя иностранного языка) и испытав в школе культурный шок, они вступили на иную стезю. По нынешним временам во всех отношениях более спокойную и обеспечивающую пристойное существование. Во всяком случае, в отличие от екатеринбургской учительницы, в ипотеке им не отказывают.

Я далек от мысли, что учитель всегда прав. Среди них попадаются всякие, в том числе грубые, агрессивные, наносящие вред психике ребенка. Как раз за них у меня душа не болит. Эти поставят на место любого.

Мы хотим, чтобы им на смену пришли современные, образованные, тонко чувствующие педагоги? Но именно такие не приживаются в школе, не выдерживая агрессии родителей, густо замешанной на ханжестве и лицемерии. Из головы не выходит недавняя история, когда молодую учительницу родительская общественность затравила за то, что она позволила себе селфи в закрытом купальнике на церемонии награждения победителей соревнований по зимнему плаванию. Из проруби она вышла с триумфом, но тут же волны ханжества накрыли ее с головой.

Потребительское и высокомерное отношение взрослых к педагогам неизбежно передается ученикам, которые начинают рассматривать учителя исключительно в качестве инструмента получения необходимого для поступления в вуз документа. При таком отношении не только молодые, но и зрелые, достигшие высот мастерства учителя, перестают видеть смысл своей педагогической деятельности. Недавно педагог одного из престижных лицеев города N с горечью поведал мне, что все меньше старшеклассников записываются к нему на факультативные занятия и практикумы. Некоторые родители настраивают своих обожаемых чад соответствующим образом: «Не парься, получи минимальные балы по ЕГЭ, а мы обеспечим тебе обучение на платной основе».

Разумеется, никто не желает зла своему ребенку. И в преддверии нового учебного года я хочу пожелать всем, кто имеет отношение к школе: берегите детей и… учителей!

Большая подборка материалов сайта посвященных проблеме разрушения современного образования: https://narasputye.ru/archives/tag/образование

источник

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×