header_bg

Психологические атаки на детей в условиях военного времени

 

На днях одному подростку его товарищ переслал видео из некой закрытой группы в Телеграм. Видео содержало ужасающие сцены насилия, живодёрство. Подросток был настолько раздавлен увиденным, что нам пришлось долгое время прорабатывать этот инцидент, применять технику ДПДГ, обучать ребёнка релаксации, чтобы мальчик мог засыпать. Это была сильная психологическая травма, известная в психологии как «травма свидетеля», в данном случае – свидетеля насилия.

По словам подростка, его приятель, который прислал ему это травмирующее психику видео, пребывал в таком же шоке.

Проведя небольшое расследование, мне удалось узнать, как приятель попал в закрытую группу, распространяющую видео со сценами насилия: друг хотел сделать стикеры со своими приятелями и узнал, что это можно сделать в “телеге” с помощью специального бота для изготовления стикеров. Действительно, такой бот существует, и он достаточно безобидный, это бот Stickers. Но существует бот с похожим названием, которое выглядит так: “Stickru | Создать стикеры”.

Психологические атаки на детей в условиях военного времени, изображение №1

Если ребёнок путает боты (а это легко сделать, поскольку второй более яркий и приметный), и заходит во второй, то ему предлагается сначала подписаться на четыре или пять групп, а затем уже предоставляется возможность делать стикеры. Содержание групп заранее посмотреть возможности нет, заявка на вступление в группу должна “пройти одобрение администратора”.

Психологические атаки на детей в условиях военного времени, изображение №2

Если, допустим, подросток открыл этот чат, но так и не решился подписываться на навязываемые каналы, при этом не удалив чат-бот из своего списка чатов, ему через какое-то время приходит сообщение: “Ты умрёшь …. (день, месяц)”.

Именно в такую закрытую группу и попал мальчик, который стал получать видео со сценами насилия над людьми и животными, и затем из-за невозможности переживать этот шок в одиночестве, ребёнок стал делиться со своими друзьями и одноклассниками. Дети невольно, из страха и ужаса, сами становятся распространителями контента, индуцирующего отчаяние и беспомощность. Происходит масштабное эмоциональное заражение многих, даже если в закрытую группу удалось вовлечь хотя бы одного.

Видео, о котором идёт речь, содержало жестокое избиение котёнка. Позже подросток рассказал, что друг пересылал ему видео и с издевательствами над людьми (женщина падает замертво, раздавленная упавшим деревом; парню прибивают ухо гвоздём к стене и т.д…).

В настоящий момент я прохожу повышение квалификации по клинической психологии, и в частности, изучаю суицидологию и методы психологического воздействия. Атаки ЦИПСО на подростков, начавшиеся в 2015 году через ВК и Facebook (вскоре после присоединения Крыма), по большей части обезвреженные, в настоящий момент перекочевали в чаты и изменили стратегию. Теперь обработка детей происходит преимущественно в закрытых группах, и начинается она с “бомбардировок” неокрепшего детского сознания сценами ужасающего насилия, которое разрушает веру ребёнка в добро, смещает фокус внимание в депрессивный спектр.

С началом СВО атаки усугубились и усилились, но при этом изменили характер: пока войска РФ бомбят энергоструктуры и склады с оружием НАТО, лишая их жизнеспособности, ЦИПСО “бомбит” психику и сознание наших детей в закрытых чатах «телеги» и «ватсапа».

В нашей стране существует статья за вовлечение несовершеннолетних в антиобщественные действия – ст. 151 УК РФ, а также статья за доведение до самоубийства – ст. 110 УК РФ, однако кураторы в закрытых группах психологического воздействия очень хитры, и стали ещё хитрее в последнее время, часто умело манипулируя неокрепшим сознанием подростков. Поймать их теперь стало гораздо сложнее, не в последнюю очередь по причине особенности шифрования сообщений в чатах. Многие считают “телегу” “нашей”, то есть надёжной, якобы в отличие от других чатов. Это ошибочное мнение. Штаб-квартира «телеги» базируется на Виргинских островах, то есть это офшор.

Почему именно ролики, содержащие издевательства над детёнышами животных так губительны? Гораздо более губительны, чем сцены с насилием над взрослыми людьми, например, хотя последнее, конечно, тоже ничего позитивного не прививает, мягко говоря.

В нас, homo sapiens sapiens эволюционно закрепилась способность идентифицировать малыша/детёныша и далее менять своё отношение на доброжелательное и оберегающее при столкновении с таким малышом как механизм сохранения рода, механизм выживания. Доброжелательное и снисходительное отношение к малышу таким образом это не просто «ми-ми-мишность», это залог будущей жизни человечества.

Женский организм и женская психика эволюционно в принципе “заточены” ради сохранения безопасности потомства. Психология мужчины-отца (то есть мужчины, уже понимающего ценность потомства) очень существенно отличается от психологии бездетного мужчины (пока ещё не прочувствовавшего такую значимость малышей ни для себя, ни для своего социума).

Именно первый тип мужчины (мужчина-отец) является опорой культурного человеческого общества (об этом много пишет Луиджи Зойя, Джордан Питерсон и другие психоаналитики и клинические психологи). Наша культура стремится привить мальчику позитивное отношение к отцовству в идеале задолго до того, как мальчик повзрослеет. И осуществляется это в том числе через научение мальчиков и юношей правильному (дружелюбному, оберегающему, снисходительному) обращению с малышами людей и наших братьев меньших. Кроме того, дети, малыши, любые детёныши любых животных, обладающие визуально легко идентифицируемыми признаками (большие глазки, большая голова по сравнению с туловищем, неокрепшие лапки или ручки и ножки, нетвёрдая походка, забавная неуклюжесть, любопытство, игривость и специфические звуки для привлечения внимания) – это для нас всегда символы будущего.

Мы наблюдаем здоровых весёлых малышей, которые играют или шалят, и невольно начинаем успокаиваться, потому что в бессознательном формируется образ позитивного будущего. Именно поэтому так популярны видео с котятками и щенками в сети Интернет – это психотерапия, бессознательная самопсихотерапия позитивными образами будущего.

Наблюдение же за страдающими, плачущими малышами (или тем более отчаянно и безуспешно зовущими на помощь, что демонстрируется в жестоких живодерских видео, рассылаемых подросткам) приводит к бессознательному усвоению идеи: будущее ничего хорошего не обещает, и отчаяние и беспомощность закрадываются в душу. Видя бедного котёнка на улице, в реальности, ты можешь ему как-то помочь: покормить, отогнать ворон, забрать домой, и так почувствовать себя в силах решать проблемы, не быть беспомощным перед лицом опасности, защищать, проявить силу и волю, даже почувствовать себя героем. А в этом видео в телефоне как спасти детёныша над которым издеваются? Это погружает ребёнка в невероятное отчаяние, подавляет, доводя внутренние переживания до состояния эмоционального выгорания. И дальше самое страшное: «три кита», на которых зиждется желание покинуть этот мир:

1) беспомощность;

2) безнадёжность;

3) бессилие.

Именно эти чувства и индуцируются детям и подросткам, которым навязывают вступление в закрытые чаты и затем демонстрируют ролики с издевательствами над котятами, щенками, птенчиками, другими детьми. Возвращаясь к ситуации с вовлечением в закрытые чаты через боты для создания стикеров (и не только), я бы рекомендовала:

1) Рассказать детям о разнице между двумя ботами для создания стикеров, показать как выглядит официальный бот Телеграм, и как выглядит враждебный, требующий обязательной подписки на закрытые каналы;

2) Напомнить о том, что идёт война, и рассказать о том, что метод психологического подавления через атаку сценами ужасающего насилия в группах – это скрытое психологическое оружие;

3) Обязательно рассказать о том, как каждый подросток может бороться с этим: в верхней части экрана есть меню, и там можно выбрать кнопку «пожаловаться», затем выбрать раздел, например «Насилие» (это для тех ребят которых уже вынудили вступить в закрытые группы), а затем выйти из группы и удалить чат. Или не вступать и игнорировать вступление в эти группы, распространяя между собой информацию о катастрофической разнице между двумя ботами для создания стикеров;

4) Я бы НЕ рекомендовала искать среди ребят виноватых “распространителей”, я бы также ни в коем случае не рекомендовала слишком давить на родителей страхом и виной, мол, «не уследили, упустили». Нет, в данном случае дело вовсе не в «не уследили». Это иной механизм воздействия. И тем сильнее и эффективнее он работает, чем больше мы и наши дети испытываем страха, вины и стыда, которые мешают нам быть сильными. Нам всем сейчас непросто, уровень тревоги и так достаточно высокий. Главный посыл, который уместно дать и родителям, и детям – мы можем этому противостоять! Выше я описала один конкретный механизм воздействия на подростков через закрытые чаты, однако, есть и другие, что не может не огорчать. Вкратце опишу и их:

1) «Ролки» – закрытые группы для онлайновых игр в героев аниме. Группа эксплуатирует интерес к субкультуре для того, чтобы подрывать психику детей. Информация о возможности вступления в такую группу распространяется тайно, вступление считается «почётным», с детей берутся клятвы «молчания» – все манипуляции интересом подростка к таинственному на лицо. В закрытом чате каждый ребёнок получает роль героя из аниме, и должен говорить и действовать от его имени сначала онлайн, а затем и оффлайн, то есть в реальности. В ряде случаев манипулирующий куратор заводит детей в депрессии, нервные срывы, доводит до суицида. Ролки впервые были обнаружены в ВК, но теперь практически полностью перекочевали в закрытые чаты.

2) «Доверительное общение со сверстником» – в кавычках, поскольку есть предположение, исходя из имеющихся данных о паттернах взаимодействия, что это бот. Как это может выглядеть: якобы девочка (или мальчик), подросток 13 лет очень просится в друзья, затем рассказывает о своём одиночестве, о том, как ему/ей плохо живётся: отвергают родители, не понимают, не принимают гомосексуальность и т.д. Затем «друг» начинает присылать видео, запечатлевающих, как он\а вскрывает себе вены, наносит порезы на теле, бьётся головой об стену, мучает себя или кого-либо другого и т.д..

3) Формирование базы данных для мошенников, уголовников и шантажистов. Бот, зарегистрировавший телефон ребёнка в чате, участие в котором было так или иначе навязано, затем добавляет его в базу данных, которая может быть использована мошенниками и шантажистами. Например, подростка, естественно в этом возрасте интересующегося вопросами половых взаимоотношений, соблазнили участием в группе, где предлагаются к просмотру порно-ролики и порно-гифки. Затем такому подростку могут приходить сообщения с угрозами и шантажом с различных незнакомых номеров. Угрозы и шантаж могут выглядеть по-разному в зависимости от целей, которые преследуют мошенники. Например, могут навязать и распространение наркотиков (закладки), за которые обманутый подросток будет нести впоследствии уголовную ответственность, но не неизвестные мошенники, оставшиеся непойманными.

Психологические атаки на детей в условиях военного времени, изображение №3

Таким образом закрытые чаты, куда под разными предлогами заманивают детей, манипулируя их природным любопытством, подверженностью мистике, а также давя на виновность, стыд и страх, преследуют цель, заключающуюся в деформации подростковой психики по двум основным направлениям: погружение в депрессию и психопатизация (включаются биологически запрограммированные механизмы «беги» и «бей» соответственно). Второй термин я использую в данном случае в его исторически более позднем значении, то есть как синоним антисоциальности.

Как это работает? Одни и те же механизмы (демонстрация жестокости, особенно в отношении детёнышей животных, манипуляция природным любопытством, запугивания и т.д.) несколько по-разному срабатывают в зависимости от того, насколько адаптивной (то есть способной приспосабливаться) является психика ребёнка.

Депрессия, то есть подавление, результирующееся в проявлении у ребёнка таких черт как:

1) абулия (нежелание что-либо делать, отсутствие воли),

2) апатия (неспособность чувствовать и переживать, эмоциональное выгорание);

3) и ангедония (неспособность радоваться, играть, испытывать позитивные эмоции),

более свойственна ребятам с более высокой степенью нейротизма, то есть с более слабой и чувствительной нервной системой и с более высоким врождённым уровнем эмпатичности. Именно такие ребята наиболее тяжело переживают фрустрации и подвержены переживанию суицидальных мыслей в состоянии подавленности.

Ребята с более адаптивной (лучше приспосабливающейся) психикой в случае подобных атак жестокостью больше подвержены психопатизации, которая и является своеобразной деструктивной адаптацией к крайне негативному воздействию извне.

Что нужно, чтобы взрастить психопата?

1) Жестокость в сочетании с контролем,

2) Потакание слабостям,

3) Игнорирование или отвержение.

Все три компонента могут быть обеспечены в рамках общения с ребёнком в закрытом чате. Адаптируясь к жестокости, психика ребёнка вынужденно формирует ряд специфических защит, которые в совокупности и обеспечивают формирование такой личности, которую мы называем психопатической или антисоциальной:

1) Стремление к контролю любой ценой (механизм психологической защиты «всемогущий контроль»); для обеспечения такого контроля психопатическая личность будет использовать те же механизмы, которые были использованы в отношении её самой – ту же жестокость, подавление и т.д..

2) Диссоциация или отключение от реальности, которая быстро развивается в неспособность эмпатически переживать и сопереживать, ведь если бы эмпатическое сопереживание сохранялось, то это бы ещё сильнее травмировало психику;

3) Идентификация с тем, кто применяет жестокость. На распутье выборов ассоциировать себя с жертвой (через проявление эмпатического сочувствия к тому, кого обижают, а значит, символически и бессознательно дать возможность кому-то унижать, издеваться, избивать себя) или ассоциировать себя с жестоким агрессором – ребёнок или подросток, обладающий от природы более сильной и гибкой психикой выбирает второе, ведь в принятии образа агрессора при таком жёстком воздействии бессознательно «видится» спасение для психики.

Несмотря на то, что разные типы нервной организации встречаются у детей разного пола, и мальчишки вполне себе могут быть погружены в депрессию, всё же чаще при атаках жестокостью психопатизации в большей мере подвержены именно они. Девочек подобные негативные атаки чаще загоняют в депрессии, поскольку у девочек в среднем от природы сильнее именно эмпатическое реагирование, приводящее к ассоциированию себя с жертвой, а значит к следованию по пути депрессии и суицидальных мыслей.

Зачем это может быть надо?

Как депрессивная, так и психопатическая личности, как лишённые своей целостности, становятся легко управляемыми. В частности, психопатические личности – прекрасная потенциальная почва для реализации наркотиков.

Те самые психологические защиты, сформировавшиеся в процессе атак жестокостью естественно приводят к тому, что нормальные стимулы извне блокируются, и для стимуляции нервной системы нужно более сильное воздействие. Психопату не интересно, «не вштыривает», просто провести время на прогулке, за книгой, поиграть с друзьями, построить шалаш на дереве, отправиться в путешествие – эта стимуляция для менее «заблокированной» психики. А психопатическая личность, пребывающая в своеобразном бункере из защит, ушедшая в «глухую оборону», нуждается в гораздо более сильном «впечатлении». Если это и будут игры, то гораздо более брутальные, переходящие в неспортивные драки с кровью, в жестокость. «Пробирают» вполне также издевательства, садизм, наркотики… Вот вам и сформированный рынок сбыта, а значит формирование психопатов среди подростков – золотая жила для кого-то.

Кроме того, именно психопата можно легко и просто «апгрейднуть» до нациста или фашиста, а потом сформировать какой-нибудь спецбатальон, который за деньги и наркотики сделает всё, что прикажут, и будет стоять до конца, потому что ничего другое им не дорого, они отрезаны от всего светлого и позитивного в этом мире, они в «броне».

Антисоциальные элементы разлагают общество и культуру как плесень, как коррозия. И эта коррозия больше всего интересна тем, кто живёт ради наживы.

Напоследок самое главное: при столкновении с подобными атаками жестокостью, страхом, стыдом, виной – в чатах, соцсетях, где бы то ни было – хорошо, если ребята и их родители, учителя, сочувствующие люди, или просто все, кто знает цену правды и добра, будут чётко понимать, КТО это делает и ЗАЧЕМ, КОМУ нужно делать детей слабыми, депрессивными, подавленными или психопатичными? Если встретился с подобным, знай, вот оно зло. Это его лик. И зная врага в лицо, ты можешь этому противостоять.

Берегите себя, берегите своих детей. Помните, мы можем противостоять!

С уважением,

Быстрицкая Екатерина Сергеевна,

Психолог, арт-терапевт

+79856145595

bystreetsky.art

источник – https://www.b17.ru/article/395303/

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×