Главная >

Как USAID переформатировало нашу систему опеки под свои цели. Итоги расследования

Как USAID переформатировало нашу систему опеки под свои цели. Итоги расследования.

Все родительские и общественные организации уже не первый год наблюдают страшный тренд. Он связан с увеличением случаев незаконного отобрания детей нашей службой опеки и попечительства по абсолютно абсурдным поводам.

Причем во всех подобных случаях просматривается определенная система, связанная с использованием нашими службами определенных методичек и инструкций, как правило, противоречащим нашим законам и здравому смыслу.

Начав изучать материалы служб опеки и связанных с ней многочисленных коммерческих структур, зарабатывающих на отобрании и сопровождении, мы обнаружили, что практически все материалы для всех этих структур у нас в стране пишутся неким «Фондом защиты детей от жестокого обращения».

Более того, как выяснилось, этот фонд имеет непосредственное отношение не только к реформированию нашей системы опеки, но и к теме ликвидации детских домов и внедрению у нас в стране ювенального «телефона доверия», созданного по западному образцу (https://m.vk.com/wall-206865625_11115)

При этом данный «наш» Фонд со дня своего основания напрямую управляется USAID и IREX, о чем на более ранних версиях сайта фонда писали совершенно открыто.

Мы изучили отчет IREX перед USAID о деятельности «нашего» Фонда защиты детей от жестокого обращения, и в нем открылись очень интересные подробности, проявляющие свет на «странности» в работе нашей службы опеки.

Документ на сайте USAID — https://web.archive.org/web/20111019112231/http://pdf.usaid.gov/pdf_docs/PDACR711.pdf

Перевод документа на русский — https://cloud.mail.ru/public/PPCG/BaCXt85hM

(Далее в статье будут использованы скрины, в основном с этогодокумента, ранее размещенного на официальном сайте USAID. ) По факту, данный Фонд совместно с USAID уже сформировали у нас в стране фактически готовую методическую и отчасти нормативную базу по запуску коммерческой модели ювенальной юстиции западного образца.

Подробности в постах:

❗КРАСНОЯРСКИЕ ЮВЕНАЛЫ ПОДЧИНЯЮТСЯ УКАЗАНИЯМ СПЕЦИАЛИСТОВ IREX И USAID
https://m.vk.com/wall-206865625_11026

Вся родительская общественность уже не первый день обсуждает очередной абсолютно дикий пример отобрания ребенка из семьи в Красноярске.
Это не первый подобный случай, но в первый раз беззаконность так публична и — оттого — особенно цинична.

Все организации, которые помогают родителям, пострадавшим от противоправных действий наших ювенальных служб, отмечают не только рост обращений, но и увеличение градуса правового беспредела при работе государственных служб, и связанных с ними НКО.

Чтобы понять корни проблемы, мы начали изучать их внутреннюю документацию, и очень быстро выяснилось, что все они работают по документам, составленным небезызвестным «Фондом защиты детей от жестокого обращения», который с самого начала существует под прямой эгидой USAID.
Мы ознакомились с отчётом IREX (см.скрин) перед кураторами из USAID о деятельности нашего «Фонда защиты детей от жестокого обращения».


Документ очень объемный, и в нем есть масса интересных подробностей, которые мы будем постепенно публиковать, но сегодня хотелось бы подробно осветить именно ситуацию в Красноярске, так как про этот регион в данном отчете указано особо (скрин).

«Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения» в партнерстве с Межрегиональным общественным фондом «Сибирский центр поддержки
«Общественные инициативы» (Новосибирск) внедрили технологии раннего вмешательства в системы здравоохранения
и образования Красноярского края в рамках партнерской программы с Администрацией Красноярского края и USAID.

Мы такие наивные: «Конституция, Семейный кодекс, Федеральный закон «О полиции»… А у Красноярского края партнёрство со структурами федерального правительства США, недружественного нам государства!

Теперь ясно, откуда в Красноярске такой правовой беспредел в отношении семей, откуда такая звериная жестокость и такая непробиваемость исполнителей при изъятии (https://m.vk.com/video63133609_456240430?list=65a26e1..) и почему все друг друга прикрывают?
Обратите внимание на второй скрин, по каким показателям идет отчет перед USAID, и кто реальный заказчик.

Администрация Красноярского края, вы как, уже отчитались? Вас похвалили или еще не успели?
Угадайте, как мы оцениваем такую вашу активность в свете гибридной и прямой военной агрессии стран НАТО?

—————————————

❗Как и для чего USAID и IREX ликвидировали в России систему детских домов
https://m.vk.com/wall-206865625_11031

Продолжаем разбор деятельности USAID и IREX в России. Вчера мы писали о том, как данные враждебные иностранные организации внедряют ювенальные технологии на примере Красноярского края. Действуют они под прикрытием Фонда защиты детей от жестокого обращения, который по факту является их дочерней структурой. Этот же фонд до сих пор пишет методички для всех наших ювенальных служб, и вчера мы приводили примеры последствий такой работы.
Многие задавали вопрос, только ли в Красноярском крае происходит такой беспредел? Конечно же нет! Фонд работает практически со всеми регионами, и по каждому региону в отчете USAID есть конкретные отчеты и планы. Примеры на скринах. Основной упор они делают на полную ликвидацию детских домов, и передачу детей в «фостерные» семьи.
Помните реформу, проводимую примерно 10 лет назад, когда было решено позакрывать все детские дома, и отдать всех детей в опекунские семьи. Тогда все это восприняли на ура, не зная подробностей. А подробности интересные.
Так «совпало» что в этом же году в США был утвержден законопроект, названный «Children in Families First» («Дети в семьях – самое главное»), который возводил (на законодательном уровне) международное усыновление в разряд «приоритетного направления» внешней политики США, поддерживаемого за счет бюджета. В рамках этого законопроекта при конгрессе США предполагалось создать структуру, которая будет оказывать давление на суверенные государства с целью снятия ограничений на международное усыновление, и одновременно с этим, побуждать их к закрытию детских домов на своей территории.
Что мы сразу же у себя и увидели. Причем кроме самой реформы по ликвидации детских домов нам по закону жанра сделали серьезную медийную поддержку. В частности протестанским пастером Геннадием Мохненко был организован велопробег «Россия и мир без сирот». Декларируемая цель велопробега — стимулирование перемещения детей из государственных учреждений в частные семьи и частные семейные приюты. Сам Мохненко говорил, что мечтает о закрытии всех детдомов на территории СНГ и это очень широко и позитивно освещалось во всех наших СМИ. Позже он будет защищать Правый сектор, и будет замечен за рытьем окопов на стороне Украины.
Кстати позже, в 2015 году спустя 2 года, они у себя в США этот законопроект отклонили под давлением общественности, поняв его ущербность для своих детей. Но мы его исполняем до сих пор и в полной мере. Причем наши чиновники делают это настолько фанатично, что в ноябре 2021 года губернатор Московской области с гордостью заявил «У нас в Московской области в 2013 году было 44 детских дома. Как известно, там очень заботливые воспитатели, педагоги, но лучше, чтобы детских домов не было. Мне очень приятно, что сегодня могу сказать, что в 2021 году все наши детские дома закрыты.»
Обратите внимание, он берет за отсчет именно 2013 год, то есть год принятия в США законопроекта «Children in Families First» который призван ликвидировать во всем мире детские дома и передать всех детей в профессиональные фостерные семьи. Что мы сразу же начали исполнять.
Для чего это все? Дело в том, что дети в фостерных семьях становятся товаром, на котором многие зарабатывают. Это показала как западная, так, увы, уже и наша реальность. Такой «прокат» детей за деньги создаёт финансо выгодную для многих ювенальных структур среду и упрощает иностранное усыновление, что и нужно главным иностранным заказчикам подобных реформ.

Важная цитата из отчета IREX перед USAID.

Получается, что так они мотивировали нашим чиновникам необходимость закрытия детских домов и раздачу детей в фостерные семьи?
И, судя по результатам, мы видим, что наши чиновники купились! Интересно было бы теперь узнать их фамилии и посмотреть им в глаза!

——————————————————

❗ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ, ТРУДНАЯ ЖИЗНЕННАЯ СИТУАЦИЯ, СОП и т.п. КАК И ДЛЯ ЧЕГО USAID НАВЯЗАЛО НАМ ЭТИ ТЕРМИНЫ, И ПЕРЕФОРМАТИРОВАЛО НАШУ СИСТЕМУ ОПЕКИ ПОД СВОИ НУЖДЫ
https://m.vk.com/wall-206865625_11045

Продолжаем расследование антигосударственной деятельности Национального фонда защиты детей от жестокого обращения.

Найден очередной очень интересный документ.
Называется он в переводе гугла: «Упаковка услуг для жестокое обращение с детьми и социальная заброшенность профилактика. краткое описание услуг«. Отличный перевод! Честно и все по сути, никаких лишних эфимизмов! В документе приводится открытый список всех форм паразитирования заработка социальных служб и связанных с ними НКО на этой теме, составленный для нас специалистами USAID.

В нем заботливо описаны 25 видов бизнеса на вмешательстве в вашу семью. Конечно же, исключительно ради причинения ей пользы!
Так что каждый раз, когда вы будете слышать словосочетания «профилактика жестокого обращения», «семейное неблагополучие» и т.п., вспоминайте этот список, поскольку эти понятия вводятся Фондом именно для этого.

Во всех материалах государственных служб, НКО, а также всяких центров помощи семьи «заботливая забота» все формулировки жестокого обращения взяты именно из материалов данного фонда. Это можно легко проверить.

Оригинал документа с логотипом USAID сейчас удален на сайте фонда, но мы нашли его в веб-архиве —http://web.archive.org/web/20120406115532/http://sirotstvo.r..

Сейчас на сайте фонда этот документ подправлен, видимо они чего-то стесняясь, стерли логотип хозяев — https://sirotstvo.ru/files/3353/List of Prevention Se.., но суть его от этого не поменялась.

Да сам фонд официально из страны выгнали, но дело их живет и процветает. За много лет они сумели создать у нас в стране надежную ювенальную систему со своими альтернативными правилами, прописанными в методичках Фонда, которые наши чиновники и органы опеки воспринимают как нормы закона, хотя это не так.

И что самое важное — они поставили эту систему на режим самоокупаемости, о чем они открыто пишут (скрин).

А тут вся составленная ими нормативка! И это конечно же не все материалы, тут только то, что касается раннего вмешательства в семью, темы раннего выявления семейного неблагополучия, и прочих ювенальных терминов. Это только малая часть.

Так что, когда в следующий раз вы услышите про очередную историю изъятия ребенка с подобными формулировками, знайте, откуда они были взяты, и кому служат люди, поддерживающие бизнес на сопровождении и изъятии.

———————————————

❗СПРОС НА ЮВЕНАЛЬНЫЕ УСЛУГИ Немного об экономике ювенального бизнеса
https://m.vk.com/wall-206865625_11050

Очередной документ — «Изменение спроса на услуги на разных стадиях семейного кризиса». Обратите внимание на термины: услуги, спрос. Когда мы постоянно говорим о том, что ювенальная система это в первую очередь международный бизнес на детях, мы это говорим не просто так, и в таких документах очень хорошо отражается истинное отношение ювенальщиков к семье и детям. Для них мы все просто потенциальные источники дохода, именно так они нас видят.

Документ находится в широкой программе «Компас для детства».
Страница программы на сайте фонда https://web.archive.org/web/20170423000602/http://sir..
Открываем английскую версию страницы — https://web.archive.org/web/20170422175217/http://sir..
На ней видим внизу 2 документа:

Первый — List of Prevention Services это документ с описанием способов заработка на профилактике и выявлении, который мы разбирали в прошлом посту

Второй — Changes in Demand for Services Измерение спроса(!!!) на услуги на разных стадиях семейного кризиса.

И что примечательно, этот же график мы видим в электронной системе раннего выявления семейного неблагополучия «классный помощник».

Эта система — аналог пермской траектории, школьной системы слежки за семьями, где педагогов заставляют раз в 2 недели вносить данные по детям по более чем 100 индикаторам, мягко говоря не относящимся к учебе.

Очень рекомендуем посмотреть короткую презентацию этого ювенального классного помощника https://youtu.be/HEM1jv24v4I?si=kNqrzPvX6_GaJK4N
Обратите внимание, какими тезисами руководствуются участники — везде презумпция виновности семьи. Самая интересная и показательная реплика начинается с 40 секунды видео. Чиновница говорит о том, что самые страшные случаи насилия происходят в семьях которые не стоят на учете, она их называет «статистические нормальные» и у них все есть, но у них есть СЕМЕЙНОЕ НЕБЛАГОПОЛУЧИЕ!

И следующая выступающая, директор центра «Семья», на фоне графика «Изменения спроса на услуги на разных стадиях семейного кризиса» из юсейдовской методички, говорит о том, что «наша задача помочь родителям быть хорошими родителями и успешно выполнять все свои родительские обязанности. А самое главное — раннее выявление!»

А вот он же, только уже с формулировкой редукция ответственности семьи за ребенка. А тема вебинара «технологии выявления раннего семейного неблагополучия» Это самый лакомый термин, потому что дает возможность записать туда практически любую семью.

Это два классических примера ювенального мышления.

Сразу вспомнилась одна передача, где был рассказ о том, как ювенальные службы Норвегии хвастались тем, что успешно борются с семейным насилием, и с каждым годом изымают все больше детей. Им задали резонный вопрос: так в чем же ваш успех? Если вы изымате все больше, значит вы проблему не решаете, в чем тогда ваша польза, ведь получается что насилия не стало меньше? На что они ответили, что нет, все хорошо, просто мы СТАЛИ ЛУЧШЕ ВЫЯВЛЯТЬ…

И логика наших чиновников именно такая! Потому что их мышление сформировано такими же методичками, этих же хозяев.

А знаете, почему все представители ювенального бизнеса так любят слово «профилактика»? Потому что профилактика — это когда еще ничего в семье не случилось, но по их мнению уже можно и нужно вторгаться в эту семью и начинать на ней зарабатывать. И они это пытаются в каждом документе убедительно доказать, потому что такой подход — это основа всего рынка ювенального бизнеса.

————————————f————

❗Показательный пример того, как Фонд защиты детей от жестокого обращения пытается скрыть своих главных заказчиков
https://m.vk.com/wall-206865625_11055
Два одинаковых документа фонда, только один на английском, другой на русском

————————————

❗Как USAID пишет нам свои «семейные» законы и разрабатывает национальные стандарты
https://m.vk.com/wall-206865625_11104

Чем дальше, тем интереснее, и как выяснилось, одними методичками дело не ограничивается. В веб-архиве найден еще один большой список административных регламентов, составленных данным юсейдовским фондом. Например вот. Мы взяли один документ из архива Фонда. Он называется «Административный регламент по исполнению государственной функции прием информации о нарушении прав и законных интересов детей» (скрин 1) 

Сама формулировка уже откровенно ювенальная, но поражает другое — почему какой-то частный фонд (даже если бы он был и не USAID) у нас в стране имеет наглость писать административные регламенты для государственных служб?

Представьте небольшую охранную фирму, пишущую регламенты работы для всей системы МВД. Представили? Вот это то же самое.

Но и это не самое интересное. Написать ведь можно все, что угодно. Мы тоже можем написать такой регламент или вообще новый уголовный кодекс, но кому это будет интересно и кто это будет использовать? Правильно — никто, но с этим Фондом все иначе.
И эту книгу мы видим на сайте министерства социальной политики Красноярснкого края https://www.kcsd24.ru/mediateka/normativnye-dokumenty..,

хорошо известного нам по недавним совершенно диким и противозаконным случаям изъятия детей. Уже ни этой ли литературой пользовались «специалисты»? (конечно этой, другой нет!) И они очень оперативно заметают следы. Через несколько часов после публикации поста, все эти материалы были удалены с сайта, и более того, они даже заморочились с удалением сайта с веб-архива! После того, как мы написали о том, что зря удаляете, интернет все помнит. Чего они так сильно боятся?

А вот еще один более объемный документ этого юсейдовского фонда. Он называется «Методические рекомендации для органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по использованию лучших практик социально ориентированных некоммерческих организаций в сфере профилактики семейного неблагополучия и социального сиротства» (скрин 2),

и к нему идет вот такое сопроводительное письмо (скрин 3). https://rrc47.ru/wp-content/uploads/2023/06/2_5215211773434538412.pdf Обратите внимание на дату

То есть данные методички не просто используют в работе, но им еще и придают статус нормативных документов! На скринах еще один пример документа, который разбирали выше, посмотрите в каком разделе находится эта методичка фонда на официальном сайте Министерства социальной политики Красноярского края. (сейчас все удалено)

То есть схема такая: USAID делает нормативку, подставной «Фонд защиты детей от жестокого обращения» ее переводит на русский, а местная администрация принимает эти документы как свой регламент.

Отбрасываем в этой формуле лишние звенья и получаем: USAID пишет регламент работы для нашей службы опеки. А потом мы удивляемся, почему в Красноярском крае такой ювенальный террор:

Такие документы, и такие распоряжения сейчас есть на сайтах многих регионов, это только один пример, и это происходит не в лихие 90-е, когда подобное было нормой, а в современной России, здесь и сейчас. Не пора ли в органы опеки вводить войска?

—————————————————

❗Чем больше незаконно изъятых – тем лучше отчет❗
Как наши ювенальщики отчитываются перед USAID
https://m.vk.com/wall-206865625_11124

Еще один отрывок из документа-отчета по России, опубликованного на сайте USAID.

Ранее мы писали о том, как USAID щедро финансировало реформу нашей службы опеки (https://m.vk.com/wall-206865625_11050), и теперь пора посмотреть на то, по каким показателям шел отчет этой программы. Показатели ДОСТИЖЕНИЙ программы – количество детей, находящихся под угрозой отказа (что за формулировка?) и или временно помещенных в приюты детские дома, охваченные СЛУЖБАМИ ЗАЩИТЫ ДЕТСТВА. И далее, самое важное – инициированными программами USAID… То есть чем больше изъятых, тем лучше!

Во втором пункте указывается необходимость межведомственного взаимодействия. Настучали соседи, из поликлиники и травмы позвонили в опеку, школа — за то, что не сдали на шторы, поставила на учет и т.д. Так вот откуда это пошло! Чем больше взаимодействий, тем выше оценка!

И далее очень показательный пункт, который объясняет очень многое. Количество новых социальных услуг, предоставляемых неправительственными организациями и государственными учреждениями (!!!) в целевых областях.

Затем идет разъяснение, что под новыми отчетными услугами понимаются те услуги, которые были разработаны и внедрены без прямой поддержки программы ARO (программа USAID), но НАХОДИЛИСЬ ПОД ВЛИЯНИЕМ USAID посредством обучения, технической помощи, создания сетей, просвещения населения и других мероприятий.

Мы пересмотрели много различных методичек различных региональных «центров причинения пользы семье». Во всей этой макулатуре в списке использованной литературы всегда значились методички «Фонда защиты детей от жестокого обращения». Так что, когда вы в следующий раз увидите очередной случай безумного изъятия ребенка за не те продукты в холодильнике или разбросанные вещи, то знайте, кто-то из чиновников на местном уровне неофициально в этот момент повышает свой статус перед хозяевами…

❗Как USAID пишет методички для всех наших ювенальных служб, и внедряет в наши ведомства своих сотрудников
https://m.vk.com/wall-206865625_11136

Ранее мы писали о том, что вся наша документация по работе с детьми написана USAID через подставной «Фонд защиты детей от жестокого обращения» и приводили примеры (https://m.vk.com/wall-206865625_11031)

Приводим цитаты на эту тему из переведенного документа на сайте USAID: «Партнерство также помогло облегчить перевод материалов по защите детей на русский язык» и далее «эти тексты послужат основой для будущих образовательных программ университетов защиты детей и рабочей силы». Перевод хромает, но смысл не теряется.

Что касается применения всех этих материалов в работе наших ювенальных служб, то на этот счет в отчете USAID все изложено довольно четко. И это касается не только методичек. Они ввели понятие раннее вмешательство и участвовали в изменении местного законодательства под свои нужды. В отчете это называется «написание местных нормативных актов с целью институционализации новых систем и услуг»

.

То есть они открыто пишут о том, кто реальные авторы наших реформ опеки. Их работы легли в основу национального стандарта «Социальные услуги для населения». А Спивак А.М. (председатель Правления «Фонда защиты детей от жестокого обращения») выступил экспертом в вопросах стандартизации.

И если вы посмотрите, какие должности он занимает сейчас https://os.mintrud.gov.ru/obshchestvennyj-sovet/membe.., то станет понятно, почему развитие ювеналки по западному образцу у нас идет такими быстрыми темпами.

И далее идет список уже принятых национальных стандартов!

И в этом же отчете они пишут о том, как подготовленные по этим материалам сотрудники успешно внедряются во все наши министерства и ведомства. Все написано открытым текстом. Прочитайте полностью.

А потом мы удивляемся, почему те министерства и ведомства, которые должны защищать семьи от ювенальных шакалов не просто бездействуют, но еще и помогают опеке изымать ребенка по тем критериям, которые наши ювенальные службы взяли с переводных материалов USAID…

⁉ Почему Фонд, который переводит на русский методички USAID и по их указаниям реформирует нашу систему опеки, до сих пор не признан иностранным агентом???
https://m.vk.com/wall-206865625_11145

Этим вопросам задаются многие, ведь доказательства на лицо. На первом скрине общая схема управления этим процессом.

IREX (Совет международных научных исследований и обменов) была основана в 1968 году Государственным департаментом США
NFPCC — это национальный фонд защиты детей от жестокого обращения
ARO3 — Программа Агентства США по международному развитию
USAID — Помощь детям-сиротам в России.

Ну а внизу регионы, наиболее активно втянутые в эту программу. И так «совпало», что все новости последних громких незаконных изъятий детей приходят именно оттуда. Заметили?

На сайте министерства труда и социального развития Новосибирской области, к примеру, есть даже отдельный раздел, посвященный сотрудничеству с Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации https://mtsr.nso.ru/page/3844, Это еще один крупный фонд, который по факту просто дублирует деятельность юсейдовского «фонда защиты детей от жестокого обращения».

Вот, что о нем пишут в отчете USAID https://pdf.usaid.gov/pdf_docs/PDACR711.pdf

NFPCC — это национальный фонд защиты детей от жестокого обращения, а РКФД и PCNF — Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. (Искажение перевода гугл-переводчиком)

Проще говоря, этот фонд делает все то же самое, что и юсейдовский, только уже не за счет бюджета США, а за наш с вами счет, потому что он финансируется из нашего бюджета, но при этом исполняет указания юсейдовского фонда защиты детей от жестокого обращения. Не хитрая схема…

Поэтому они всегда идут рядом, и в разделе «семейная политика» министерства труда и социального развития Новосибирской области они тоже вместе: https://mtsr.nso.ru/page/1398

И такая же ситуация по другим областям, в которых все службы опеки исполняют в работе все методические рекомендации, написанные этими фондами.

Если это не прямое иностранное влияние на семейную политику в интересах ювенального бизнеса, то что тогда

Причем факты иностранного финансирования никем не скрываются, в отчете юсейд про них пишут открыто. Вплоть до того, что отчеты о работе «нашего» Фонда защиты детей от жестокого обращения соответствуют принципам бухгалтерского учета США.

И не только они, с «нашим» фондом успели поработать все, кто только мог. Все, кроме прокуратуры, ФСБ и кого-то еще, кто должен этим заниматься…

П.С. Сейчас Вышел документ Правительства «ПЛАН МЕРОПРИЯТИЙ по реализации Стратегии комплексной безопасности детей в Российской Федерации на период до 2030 года»

В нем, помимо прочего, есть один очень интересный пункт под номером 35

Создание на территории не менее чем в 40 субъектах Российской Федерации «Семейных многофункциональных центров», оказывающих комплексную помощь семьям с детьми, находящимся в трудной жизненной ситуации. Звучит неплохо, но проблема в том, кто будет исполнителем. Им будет тот самый фонд «Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации». Как, и по каким методичкам будут работать эти центры? Вопрос остается открытым…

Другие статьи

Сайт на обслуживании
Яндекс.Метрика