header_bg

«Группы смерти» как угроза жизни подростка

В социальной сети «ВКонтакте» в последние несколько лет набирают популярность так называемые «группы смерти», где подростков буквально подталкивают к деструктиву. Осетинские подростки не стали исключением – согласно данным главы Информационно-аналитического центра «Граница настоящего» Яны Амелиной, которая уже несколько лет занимается исследованием этой проблемы, как минимум 100 подростков из Северной Осетии проявляют повышенную активность в подобных группах, некоторые из них ярко демонстрируют свои суицидальные наклонности. Что представляют собой «группы смерти», как распознать интерес подростка к таким группам, и самое главное, как защитить детей от их влияния, читайте в материале газеты «Слово».

Так что же такое «группы смерти»?

Последние несколько лет Яна Амелина занимается изучением «групп смерти» и их влияния на подростков. За ее плечами три изданные по этой теме книги. Через социальную сеть «ВКонтакте» Амелина прослеживает связь деструктивного поведения подростков с их интересами к подобным группам. Кроме того, она изучает случаи, когда под влиянием «групп смерти» подросток совершает убийства или самоубийство. 

По ее словам, в «группах смерти» на многомиллионную аудиторию активно пропагандируют разного рода деструктив – насилие, убийства и т.д., ежедневно потребляя такой контент, подросток «впитывает» эти идеи и становится их последователем. 

«Для него это становится нормальным», – говорит Амелина.

Влияние главным образом происходит с помощью визуальных образов – картинок и сопровождающего их текста. На картинках изображают главарей террористических организаций, маньяков, серийных убийц и так далее и сопровождают это текстом с прямыми призывами к убийствам и насилию. Если даже текст сам по себе носит безобидный или даже мотивирующий характер, то картинка, иллюстрирующая человека с оружием или человека, совершающего суицид, наталкивает подростка совсем на небезобидные мысли. И наоборот, картинка может иллюстрировать ребенка или беременную женщину, а вот текст к нему уже будет носить насильственный характер.

Депрессивно-суицидальные образы иллюстрируются мрачными картинками, где человек ранит себя или совершает суицид, а текст говорит нам о бессмысленности жизни, об одиночестве, непонимании со стороны окружающих и пр. Подросток оказывается под влиянием этих образов, впадает в депрессию. Нередко его к этому прямо подталкивают – все мы помним разгоревшийся скандал с «синими китами». Еще в 2016 году «Новая газета» выпустила материал, где подробно рассказала один из таких случаев.

«Эти группы управляют эмоциональным фоном детей, управляют их сознанием, и они, к сожалению, могут впасть в депрессивное состояние, которое затем может привести к необратимым последствиям», – рассказывает газете «Слово» практикующий психолог Лаура Тадтаева.

По информации правоохранительных органов, в прошлом году в Северной   Осетии зарегистрировано 16 попыток подросткового суицида.

Как отметила Яна Амелина, кроме самоубийств, маньяков и серийных убийц, в российских социальных сетях раскручивают совершенно чуждую для нашей страны проблематику – массового расстрела в американской школе «Колумбайн».

На данный момент известно о шести «Колумбайнах», произошедших в России, и как минимум семи предотвращенных только в этом, 2020 году. По словам Амелиной, все шесть случаев могли быть заранее предотвращены, если бы соответствующие органы внимательно следили за социальными сетями. 

«Социальные сети стали очень хорошим диагностическим средством. Конечно, нет такого, что всех потенциальных преступников или потенциальных суицидентов можно было бы выявить по соцсетям, но очень часто социальные сети дают нам огромное количество информации для раннего предотвращения и суицидов, и различного рода агрессивных проявлений. Нужно просто этим пользоваться», – говорит Амелина.

Как распознать интерес подростка к «группам смерти»

Как отмечает Лаура Тадтаева, необходимо в первую очередь обратить внимание на поведение подростка.

«Симптоматика ребенка, который попал под влияние «групп смерти», – изменение в поведении: допустим, если ребенок был общительным, а потом стал замкнутым, или ребенок диссоциирован от семьи, долгое время проводит в Интернете, поздно ложится спать. Чаще всего эти дети ходят в наушниках – это им позволяет еще больше диссоциироваться от реальности, – говорит психолог. – Дети становятся более агрессивными,  либо вызывают агрессию у старших. Эти дети транслируют ложное представление о свободе. Они пишут (или публикуют в своих соцсетях) такие выражения, как «мое тело, мои правила», «жизнь – это боль», «любовь – это боль» и так далее».

Однако изменение в поведении, агрессия и диссоциация от семьи могут быть проявлениями обычного подросткового периода. Для того чтобы понять природу этих перемен, нужно заглянуть на страницу подростка в социальных сетях – посмотреть группы, на которые он подписан, посмотреть сохраненные им картинки, его аудио и видеофайлы.

Как отмечает Яна Амелина, если человек подписан на несколько групп, где основной контент состоит из убийств, насилия, кровавых аниме и других подобных образов, а десять групп депрессивно-суицидального характера – это явный знак тревоги.

«Я ни разу не видела человека, который сидел бы в таких группах просто так, для развлечения», – говорит Амелина.

По сохраненным на странице фотографиям, аудио и видеозаписям также можно понять интересы подростка – человек не станет сохранять у себя то, что ему не нравится.

«Как правило, все эти сохраненки дают явную картину психологического состояния человека», – говорит Амелина.

По ее словам, у керченского стрелка Рослякова было порядка 370 аудиозаписей, все они были из суицидальных групп, «которые изредка разбавлялись нацистскими маршами», кроме того, на его странице явно прослеживается интерес к сатанизму.

Хабаровский стрелок Антон Конев, который 21 апреля 2017 года открыл стрельбу в приемной УФСБ по Хабаровскому краю, был подписан как минимум на десять сообществ с праворадикальным контентом. 

«Люди, которые находятся в подобном состоянии, должны быть выявлены и профилактированы – потому что они представляют большую угрозу для общества», – отмечает Амелина.

Для того чтобы ситуация не дошла до необратимых последствий, родителям необходимо на ранних стадиях выявлять интерес подростков к «группам смерти» и максимально защитить детей от их влияния.

Как защитить детей от влияния «групп смерти»

Как отмечает психолог Лаура Тадтаева, когда вы выявили интерес ребенка к деструктивным группам, в первую очередь нужно понять «уровень ухода ребенка в виртуальный мир, и в зависимости от этого принимать меры для защиты его от влияния «групп смерти». По ее словам, «родители могут развернуть ребенка к себе через общение», однако, если коммуникация между родителями и ребенком уже нарушена, то есть если родитель тем, что вмешивается в реальность ребенка, вызывает только агрессию, то обязательно необходимо обратиться к специалисту – психологу или психиатру. При этом Тадтаева отмечает, что к какому бы специалисту вы не пошли, психологу или психиатру, при необходимости вас перенаправят к нужному.

«Самое главное для родителя, чтобы вывести ребенка, – снова войти в контакт с ним, снова вызвать у него доверие, быть в проблемном поле ребенка, то есть если ребенок чувствует какую-то проблему, нужно дать понять, что вы понимаете его проблему, вы его принимаете и готовы помочь решить эту проблему», – подчеркнула психолог.

Для профилактики создания «групп смерти» и распространения негативно влияющей на подростков информации Яна Амелина предлагает закрыть социальную сеть «ВКонтакте». «Конечно, если администрация этой соцсети продолжит закрывать глаза на разгул деструктивного контента в ней», – отмечает она.

Кроме того, по мнению главы Информационно-аналитического центра, исключение анонимности в Интернете станет действенной профилактикой распространения деструктивной информации в соцсетях, так как каждый распространитель будет нести за нее ответственность.

 
 
Автор: Кристина СУРХАЕВА

источник http://gztslovo.ru/news_full_page/stati/Gruppy-smerti-kak-ugroza-zhizni-podrostka/

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×