header_bg

«УЧИТЕЛЕЙ В СТРАНЕ НЕТ» Надзиратель Музаев заявил о профессиональной несостоятельности российских педагогов

14 сентября в школах начались внеочередные «проверочные работы» (ВПР), и в связи с этим глава Рособрнадзора Анзор Музаев «обратился к общественности» (см. https://ria.ru/20200914/shkoly-1577201439.html ). О безумии дополнительных осенних ВПР мы уже писали неоднократно ( https://vk.com/wall-62604527_40515 ), но оставить без внимания это музаевское выступление нельзя.

Против абсолютно ненужного и вредного осеннего тестирования солидарно выступили все: эксперты, учителя, родители и даже профсоюзы. Но у Музаева нет и намёка на попытку хоть как-то объясниться, сгладить нарастающее общественное возмущение. Он совершенно уверен, что тут не Шиес и не шихан Куштау. Его сфера — школа и дети, где можно вытворять что угодно, и «сверху» точно не одёрнут.

Надзиратель сразу заявляет, что осенние ВПР не заменят штатной проверки весной, то есть в нынешнем учебном году детям придётся писать такие “работы” дважды. Если какие-то классы уходят на карантин, то им сдвинут сроки проведения осенних ВПР. А значит, никаких уважительных причин избавиться от этой дополнительной проверки нет.

При этом отмечает, что (цитата)

«Некоторые учителя занимаются натаскиванием детей на контрольную работу. Это те направления, с которыми мы боремся и говорим, что это ни в коем случае делать нельзя».

Здесь стоит остановиться подробнее.
Значит, по Музаеву натаскивать на ВПР не надо.
Но зачем тогда Рособрнадзор публикует демоверсии, открытые банки заданий? Зачем сотрудники ФИПИ и ФИОКО (разные ященки-цыбульки) издают стотысячными тиражами методички по натаскиванию на ВПР от «составителей КИМов»? На какой почве расцвёл масштабный бизнес по этому натаскиванию? Надзиратели не имеет к нему никакого отношения?

Роль этих зловещих трёх букв (которые в медицине означают врождённый порок развития) в оценке образования непрерывно возрастает. По итогам ВПР школа может оказаться в «зелёной» или «красной» зоне с соответствующими оргвыводами для директора (вплоть до увольнения). Уже сами родители зачастую требуют от учителей, чтобы они готовили детей к проверочным работам.


Почему требуют? А потому, что уже нанимают для этого репетиторов.
И не надо считать, что у этих родителей поехала крыша. Летом прошлого года на слушаниях в ГД прежний главный надзиратель Кравцов прямо сказал, что в Рособрнадзоре теперь знают, как учится каждый ученик и работает каждый учитель. А «знать» такое про Васю Иванова из 7«б» какой-нибудь школы города Урюпинска надзиратели могут только по результатам ВПР. Так что упомянутые выше родители просто чувствуют главный тренд (среди прочего они не пропустили мимо ушей разговоры «о портфолио», что станет пропуском в вуз вместо ЕГЭ и т. д.).

Тут к месту напомнить, что «запретить натаскивание» уже пыталась министр Васильева. Она постоянно хвалила ЕГЭ, но очень ругалась, что на ЕГЭ натаскивают и ничего кроме знать не хотят. Словом, любила дождь, но ей не нравилось, что с неба льётся вода.
(Уволили, но смена пришла «ещё круче».)

А теперь самое главное про Музаева. Он всё-таки пытается объяснить, зачем нужны эти скандальные ВПР (зачем на самом деле — написано здесь: https://vk.com/wall-62604527_40515 ). Цитируем:

«ВПР в первую очередь необходимы учителям …, чтобы понимать, на каком уровне находится ребенок».

Итак, по мнению главы Рособрнадзора, российские учителя без ВПР НЕ ПОНИМАЮТ, что знают, а чего не знают их ученики. Задумайтесь на минуту, что мелет (и уже не в первый раз) этот глава федерального надзорного органа.

Отслеживать успехи и проблемы каждого ученика, помогать преодолевать эти проблемы, выявлять их причины и корни — прямая обязанность учителя. В этом суть традиционного очного обучения (в отличие от дистанционки).

И не надо говорить, что таких учителей уже нет, а в школе остались одни имитаторы и бездельники. Спросите у детей, чем они занимались на уроках с 1 сентября?
И вы узнаете, что во многих случаях там не было речи о ВПР, а начали с прошлогодних тем, на которых были прерваны занятия ковидной весной. Учителя без «проверочных работ» отлично знают, что дистант был профанацией, и для успешного обучения необходимо заполнить возникший пробел.

Приведённой выше цитатой Музаев нанёс профессиональное оскорбление всему учительскому сообществу. Он от имени власти фактически заявил, что учителей в стране нет. И если там никто этого не понимает, то оттого только хуже.

Учителя возмущаются потихоньку в социальных сетях. Их никто не слышит, и защитить — некому.
Никакой Музаев никогда не ляпнет ничего подобного в отношении армии или «росгвардии».
А унижать учителей — дозволено сколько угодно. Похоже, что в этом и состоит главная функция надзирателей и образовательных министров: издевательством и оскорблениями выдавить из школы настоящих профессионалов, чтобы там остались лишь те, что НЕ ПОНИМАЮТ. Такие уж точно не составят конкуренцию дистанционным технологиям.
(Под заверения президента и всех прочих, что «нет планов по замене живого учителя на цифровой дистант», уже создан и действует «Федеральный институт цифровой трансформации образования».)

И тут не к месту каламбурить с именами и функциями, как уже пошло в народе: «надзор — анзор — трезор (ЕГЭ, ОГЭ, ВПР)».

Речь о конкретной программе, цель которой — ликвидировать учителя. Как профессию, как сословие (о чём уже подробно было сказано — см. https://vk.com/wall-62604527_27714 ).

Остановить их может только сам народ, если осознает, наконец, что образование наших детей не менее важно, чем экология или красота Куштау.

источник – https://vk.com/wall-62604527_40700

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×