header_bg

Школьные расстрелы. Почему они происходят, и как это остановить.


Ещё лет 10 назад мы смотрели на новости из США про очередной школьный расстрел, как новости с какой-то другой планеты, но теперь и у нас это происходит регулярно.
 Очередной случай школьного расстрела произошел в Казани. В этой статье хотелось бы несколько шире раскрыть саму проблему школьных расстрелов, основываясь на данных, накопленных за несколько лет изучения опасного контента. Мы уже знаем, к сожалению, какие сейчас по ТВ будут сюжеты, и о чем там будут говорить. Усилить пропускной режим, никого в школу не пускать, заставить учителей мониторить аккаунты учеников, и т. д, и т.п. Так уже было после трагедии в Керчи, и сейчас происходит всё тоже самое, но результата опять не будет, потому что они опять ищут не там! 
Все случаи школьных расстрелов последних лет – акты подражания, произведенные по одному и тому же сценарию. Оружие, бомбы, одежда, действия  – всё это повторяется вновь и вновь, и всегда всё происходит по одному и тому же сценарию. Это идеология “колумбайн”,  пришедшая к нам из США, и пропагандируемая у нас совершенно открыто в сотнях групп в соцсетях и мессенджерах. 

История явления
 В 1999 году школе Колумбайн, в США, двое подростков расстреляли 13 учеников и 27 ранили, а потом застрелились сами, и с тех пор больное общество сначала там, а теперь и у нас, сделало из этих отморозков кумиров. Произошло это в первую очередь потому, что они крайне тщательно готовили свой расстрел, и всё снимали на видео. Естественно, это ролики потом утекли в сеть, и эти двое убийц стали в США для многих подростков настоящими кумирами, и вокруг них был выстроен целый культ. Далее были акты повторения, причём происходят они по всему миру, так как интернет давно стёр все границы. В большинстве стран с этим явлением борятся, и иногда довольно успешно, но только не у нас. Такой ситуации в информационном поле, какая есть в России, нет, пожалуй, ни в одной стране мира, ведь у нас разрешено публиковать практически всё, и далее в статье будут примеры. Вообще хочу сказать сразу, что основная мысль статьи не в том, что проблема исключительно только в конкретно узкоколумбайновских сообществах, а проблема в той информационно-паразитической среде, которую создают вокруг ребёнка современные соцсети.  
После событий в Керчи самые крупные открытые колумбайновские группы были заблокированы, но само явление при этом никуда не делось, и пропаганда самой темы школьных расстрелов сейчас встречается в очень многих околошкольных юмористических пабликах. Вот так выглядят эти посты.


Причём данная группа насчитывает более 6 миллионов подписчиков, большинство из которых школьники. Обратите внимание, что каждый из этих постов набрал более 20.000 лайков. И всё это началось не вчера, дети таким контентом обрабатываются уже как минимум 5-7 лет, и этот скрин довольно старый.  Дети по многу лет смотрели эти посты и состояли в группах, посвященных школьным расстрелам. Да, массовые и открытые группы (закрытые остались), пропагандирующие школьные расстрелы, убрали, но информация, и самое главное те установки, которые эти группы транслировали на многотысячную аудиторию, остались в головах у детей-подписчиков, и неизвестно – когда и как они сработают, а ведь одна из особенностей подросткового поведения – это склонность действовать по шаблону, и соцсети эти шаблоны поведения создают.

Опасный контент
Далее я приведу отрывок из книги “Дети интернета”, чтобы обозначить главную и основную мысль статьи, что проблема школьных расстрелов на самом деле гораздо глубже и сложнее, чем многим может показаться на первый взгляд, и она не решается блокировкой только колумбайн-сообществ, так как состоит она из очень многих факторов.

Эту колумбайн-тему я специально оставил напоследок, чтобы в конце донести самую главную мысль всей книги. Весь разобранный сегодня контент опасен ещё и тем, что по отдельности все эти направления, конечно, очень опасны сами по себе, но когда они вступают в комбинацию, и подросток одновременно сидит сразу в  нескольких деструктивных течениях, а учитывая активное перекрёстное опыление между всеми этими группами по другому просто и быть не может, и именно так чаще всего и бывает, то это всё дает страшный результат, так сказать мультипликативный эффект, и колумбайн-идеология в этом плане очень показательна.

Объясню подробно. Вот подросток, допустим, его загнобили в школе, допустим, он проникся колумбайн-идеологией и хочет совершить расстрел, допустим, даже оружие у него дома есть, но даже если всё это так, то в 99 процентах случаев он всё равно этого не сделает. Почему?

На его пути встанут психологические барьеры, его же собственные мысли и убеждения, которые отговорят его от этого, и только если разрушить у него в голове все эти барьеры, то только тогда он сможет совершить задуманное, и весь разобранный ранее контент как раз их и ломает.

  1. Семья. Если ребёнок любит родителей, то он это не совершит, просто чтобы их не расстроить, так же? Ну или если в будущем подросток хочет создать свою семью. Антисемейный контент ломает эту защиту, там же ему объяснили, что семья не нужна, а родители – это вообще непонятно кто и зачем. (5 глава книги) ( Казанский колумбайнер на допросе орал, что ненавидит и даже не признает мать)
  2. Вид крови. Убить человека не так просто, да и сам вид крови может сразу остановить его от дальнейших действий. Шок-контент, который присутствует сейчас практически везде, начиная от аниме и игр и кончая группами смерти, легко снимает этот барьер. Сейчас подростки в сети видят такое, что опытного хирурга повергнет в шок. (18 глава книги)
  3. Убивать плохо. Ну, а вы посмотрите все фильмы последних лет, там каждый второй герой – убийца, причём сейчас главный тренд – это делать героев из маньяков. (21 глава книги)
  4. Нельзя убивать детей. Даже если он насмотрелся про маньяков – одно дело взрослые, а другое – дети, ведь его одноклассники – они же дети, он это прекрасно понимает, а в Перми мы помним случай, когда подростки вообще ворвались в класс и стали резать первоклашек. Сразу вспоминаем контент групп “яжемать” и “4сн”, где разжигается просто фанатичная ненависть даже к совсем маленьким детям. Это контент ломает эту защиту. И неспроста все случаи колумбайна в наших школах, а также предотвращенные попытки, нацелены именно на убийство детей, включая самых маленьких, это вызов обществу, нацеленный именно сломить, устрашить нас, взрослых. (5 глава книги)
  5. Страх смерти. Все школьные расстрелы всегда кончаются суицидом, это обязательная часть сценария, того шаблона, по которому они действуют, он это знает и понимает, и это может и должно его остановить. Инстинкт самосохранения  самый сильный в человеке. Сразу вспоминаем депрессивно-суицидальный контент, обесценивание человеческой жизни, отношение к смерти в аниме, и прочее, и прочее. Этот барьер снимается. (18 глава)
  6. После смерти его будут презирать. Эта мысль тоже может остановить. Но у нас сотни групп, таких, как «Мир маньяков и серийных убийц», где как раз про таких людей пишут статьи про то, что они не убийцы, а герои. Их там намеренно романтизируют, ну и в крипипасте, естественно, они автоматически становятся героями рассказов. А уж какой культ сделали из тех отморозков, которые расстреляли школу в Колумбайне, это вообще за гранью. Так что тут скорее наоборот, он скорее уверен, что после этого он станет героем, потому что герои – они у нас теперь вот такие. Плюс вирусы социофобии и социопатии, которые сейчас активно насаждаются. Там же главная идея – это идея ненависти к людям. Кстати, само это слово – ненависть, было написано на футболке керченского стрелка, и некоторых других ему подобных. (20 глава)
  7. Много жертв. Даже если дойдет до дела, после первого выстрела он может запаниковать и от увиденного не сможет продолжить. Тут вспоминаем компьютерные игры и про навыки, которые в стрессовой ситуации воспроизводятся автоматически. (10 глава)
  8. Религиозное мировоззрение. Если человек хоть немного верующий, то он в принципе не сможет совершить подобное по понятным причинам, ведь за такие вещи, согласно всем религиям, человек после смерти оказывается понятно где. Сразу вспоминаем антирелигиозный контент, который сейчас есть практически во всех сообществах, а еще пропаганду сатанизма, в котором как раз всё наоборот, и жертвоприношения там очень даже приветствуется, особенно человеческие. (23 глава)
  9.  Фашистская идеология. (22 глава) Первые колумбайнеры были по сути фашистами, и совершили расстрел 20 апреля, в день рождение Гитлера. Многие их подражатели делали так же. Ведь сама идеология фашизма – она максимально близка идеологии колумбайнеров. Кстати, возможно что и с этим может быть связана последняя дата, первый учебный день после 9 мая…  И второе, что очень важно, это идея “естественного отбора”. Многие наверное слышали такое выражение – “естественный отбор”. Такая надпись была на футболке второго школьника, устроившего расстрел в Колумбайне, про естественный отбор говорил Филип Лис, пойманный куратор групп смерти, и многие другие. Убийца перед расстрелом детей открыто писал в социальных сетях, что идёт убивать «биомусор», и предлагал всем следовать его примеру, потому что люди – «ошибка вселенной». Идея естественного отбора – это идеологический конструкт, позволяющий оправдать всё самое мерзкое и страшное, что только может сделать человек. Это маркер всех деструктивных групп, так что имейте ввиду, как только вы слышите, что вам кто-то говорит про естественный отбор, знайте, что вы имеете дело с человеком с уже повреждённым сознанием. И таких сейчас большинство…

Если бы даже какой-то один из этих 8 пунктов остался в голове у того же Рослякова, то он не совершил бы свой расстрел, хотя бы один пункт из списка не сработал, и этого бы не произошло. Но весь контент, который сейчас потребляют дети в сети, ломает у них в голове всё хорошее, что только может быть в человеке.

 А мы помним, что та информация, которая заложена в детстве, она на всю жизнь, человек формируется как личность в детстве, и мне, честно говоря, страшно представить, что будет, когда вырастут дети, воспитанные на таком контенте, что это будет за общество? А этот контент именно воспитывает, ведь в общении с родителями ребёнок проводит в среднем от 30 минут до часа в день, а к интернету он подключён постоянно, 24 часа в сутки, и время тут ключевой фактор, ведь так устроен детский мозг, какой информации больше, та и главнее, та и правильнее.

Ректор учебного заведения, в котором учился казанский стрелок,  в этом плане наиболее точно охарактеризовала его всего одной фразой: “Он был тихий, весь в компьютере”. Именно такие люди, живущие установками виртуального мира, наиболее легко внушаемы, и ведомые подобными субкультурами. Тоже самое мы видели и ранее.

Ситуация в соцсетях
Теперь посмотрим, какая ситуация с пропагандой всех этих идей у нас в соцсетях. Начнём с тик-тока, так как именно в эту, самую грязную соцсеть, сейчас наиболее активно затягивает детей Министерство просвещения. Дошло уже до того, что  министерство запускает хэштеги #учисьвтиктоке…
Тик-ток – это площадка, которая позиционирует себя как площадка, свободная от кровавого контента и пропаганды насилия. Посмотрим –  так ли это. Как известно, тех двух отморозков, которые устроили расстрел в школе Колумбайн, звали #диланклиболд и #эрикхаррис, а вот сколько их по соответствующим хештегам в тик-токе. По миллиону просмотров у каждого хештега, и это, конечно, ещё не все хештеги, которые погружают детей в эту тему. 


 Есть и вот такие ролики. В этом ролике девочка-садист расстреливает одноклассников. Расскажите мне ещё что-нибудь про «умные алгоритмы» тик-тока, которые удаляют весь плохой контент. Ну и на хештеги обратите внимание. Я понимаю, что видео-контент автоматически может быть тяжело анализировать (хотя тик-ток заявляет, что у них всё прекрасно автоматически отсеивается), но текст-то в хэштегах ведь можно же как-то фильтровать? Можно, но видимо не нужно. Тик-ток не видит никаких проблем в наличии на его платформе таких хэштегов.

И такой ролик – он там далеко не один, и  конкретно у этого ролика уже более 500.000 просмотров и 45.000 лайков (на момент написания статьи 15.05.2021 уже 90.000). И это всё, я напоминаю, русскоязычный сегмент тик-тока, всего же таких роликов по англоязычным тегам в десятки раз больше, и это правило касается и всего остального контента. 
Причем и тик-ток, и Роскомнадзор всё про это прекрасно знают, данные скрины и ссылки им родительские организации отправляли неоднократно, но на 15 мая, на сегодня, этот ролик, как и все остальные хештеги, находится в свободном доступе.
Никому ничего не надо, и так во всём. В том же ВК у нас масса открытых групп, героизирующих маньяков и серийных убийц, призывающих к суициду, и их тысячи. Вот некоторые из этих групп, на скринах, все они открытые, в них состоят тысячи детей, ежедневно обрабатываемых таким контентом, посмотрите на количество просмотров и лайков. И сколько бы родители на них не писали (на блокировку), результат нулевой, и всё это длится годами!
   

Покажите обязательно эти скрины тем учителям, которые дают вашим детям задания в ВК и создают там группы. ВК зарабатывает на таком контенте, так же, как и все остальные, их вполне устраивает такое положение дел, ведь разрешая подписчикам публиковать такой контент, они выигрывают конкуренцию у других соцсетей, которые такой контент удаляют. А сейчас у нас на базе ВК хотят создать, да вернее уже создали, образовательную платформу… 

Как дети попадают в деструктивные сообщества.

Это на самом деле один из самых важных вопросов. Тут кто-то может сказать так, что, мол, мой ребенок никогда на такое не подпишется, и смотреть на такое никогда не будет. Именно так думают практически все современные родители, и именно им хочется показать вот эти цифры по вовлечению подростков в данные группы, которые, как уже говорилось ранее, создают тот самый деструктивный фон, который и  формирует будущих маньяков. Это данные за 2019 год, сейчас же ситуация гораздо хуже.


Так как же вполне себе обычные и нормальные дети попадают в такую обработку, и почему они подсаживаются на такой контент?  Главная проблема  в том, что дети смотрят то, что максимально популярно. Так, в принципе было, и будет всегда. Детям и подросткам в их возрасте очень важно получать, так сказать, социальное одобрение от сверстников, и соответственно, если в медиа или интернет-среду насильно продвигаются какие-то деструктивные тренды, которые делаются массовыми, то дети начинают их использовать и повторять.
При этом вовлечение идет постепенное и поэтапное, на первых этапах это могут быть даже просто некие юмористические паблики, со специфическим юмором, который снимает внутреннюю защиту от противоестественных вещей. Такие группы служат воронкой вовлечения во все те темы, которые разбирали ранее.
Кроме того, сами деструктивные группы всегда обмениваются между собой контентом, создавая эффект перекрестного опыления, и в результате ребёнок, подсев на что-то одно, со временем втягивается и во всё остальное. Тут стоит вернутся к тем 9 пунктам, про которые говорили в начале статьи, все эти явления и установки нераздельно связаны, и ребёнок получает такой контент одновременно и сразу из нескольких групп, благодаря технологиям перекрёстного опыления и воронок вовлечения.

После первого вопроса о том, как дети изначально попадают в такие группы, чаще всего сразу же задают следующий вопрос: Почему они соглашаются смотреть такой контент и принимают для себя все эти безумные утверждения? Тут используются уже следующая, довольно известная технология окон Овертона.  Это технология последовательного снижения критического восприятия обществом любых, даже самых безумных идей.
Если человеку начать тыкать булавкой по одному и тому же месту, то со временем он престанет чувствовать боль, так и тут. Когда ребёнок начинает видеть у себя в ленте какие-то жуткие и недопустимые вещи, то первое время он протестует против этого, и испытывает отвращение, но это очень быстро проходит, ведь психика человека так устроена, что она не может долго что-то воспринимать как экстремальное. Со временем человек привыкает ко всему, и подобный контент для детей становится уже нормой. К тому же они прекрасно видят, что подобный контент не вызывает никакого отторжения у уже обработанных участников деструктивной группы, и принимают эти убеждения ещё и для того, чтобы получить столь важное в этом возрасте социальное одобрение. И по своей сути воронка вовлечения – это и есть логическое продолжение окон Овертона.
 



Именно поэтому важна чистка ВСЕГО деструктивного контента, а не его отдельных, самых отмороженных частей. Часто от неспециалистов можно слышать такое утверждение, что если вот “мы сейчас удалим из соцсетей эти массовые деструктивные группы, то тогда дети уйдут в даркнет или еще куда-то”. Да, кто-то может быть и уйдет, но, во-первых, это уже не будет столь массовым, а если и станет массовым, то этот сегмент сразу же перестанет быть закрытым и будет контролироваться, а во вторых, и это самое важное, дети выросшие в чистом интернете (если он будет создан) будут реагировать на деструктив и грязь, как на деструктив и грязь, а не так, как это происходит сейчас. Благодаря этим технологиям воронок вовлечения и окон Овертона у современных детей уже искажены, а часто даже перевернуты сами базовые понятия добра и зла, и они автоматически становятся подготовленной и легкой добычей для любых манипуляторов.
Все эти технологии – основа соцсетей, и у детей в силу их возраста просто нет, и не может быть защиты от всего этого. Именно по этой причине любая регистрация ребёнка в соцсети должна быть не раньше 16 лет. Если родители по каким-то причинам делают это раньше, то последствия, увы, не заставят себя долго ждать. 

Компьютерные игры как средство вербовки и управления детьми. Технологии сект в социальных сетях. 

  Воронки вовлечения и окна Овертона – это технологии общего массового вовлечения, но сейчас масса случаев, когда детей втягивают, так сказать, непосредственно сами манипуляторы, многие из которых, кстати, сами ещё  подростки. Делается это через игры, игровые чаты, закрытые беседки, со всех мест, на различных интернет-площадках, где есть закрытое интернет-общение.
 Вот конкретный пример, который был найден буквально вчера, но таких примеров тысячи. Игра на основе мультфильмов про пони для самых маленьких, там дети 7-10 лет. Основа таких игр – это всегда объединение детей в кланы, то есть в группы с закрытым доверительным общением незнакомых, анонимных и часто взрослых людей, которые ими управляют. Вот пример одного такого клана, почитайте описание.


Мы попросили прокомментировать эту запись специалиста по сектам:
По смыслу последнего абзаца в “резюме клана”, если можно говорить о смысле текста, в котором каждое следующее предложение в чём-то противоречит предыдущему, получается, что очищение мира достигается через соединение всех злых/ больных сил/явлений/персонажей в одну большую помойку, с помощью которой они “достигнут освобождения”. Каким образом достигнут – не говорится. Но если дети играют на стороне клана, то они подсознательно должны начать себя ассоциировать с этими гнойными отбросами, которых вбирает в себя клан, это же “его миссия”. Так навязывается и закрепляется впоследствии отрицательная самоидентификация. ” Я – зло”, и страшно подумать, какие действия в этом мире посчитает для себя возможными ребёнок с таким извращённым сознанием.

По сути это сатанизм в чистом виде, со всеми вытекающими последствиями, и такие кланы всегда создаются под определённые цели. Посмотрите в этом ролике запись тренировки клана. Обратите внимание, как они ходят строем, их тренируют, приучают к внутренней дисциплине, при этом они постоянно кричат “слава сметающей тьме”. Ходят по общей карте и выделяются в игре. Игроков много, кто-то один или несколько из них – куратор (наставник, руководитель данного клана). Ищут наиболее внушаемых (в подавляющем большинстве – это как раз “домашние”, неиспорченные улицей и плохой компанией дети), потом их переведут в отдельное личное общение… Далее используют в своих целях, и это может быть всё, что угодно. Это может быть и доведение до суицида, склонение к наркоторговле, шантаж интим-фото, вербовка в экстремистские течения, сатанисты и секты, всё, что угодно. Они понимают, что если ребёнок пошел в такой клан и выполняет такие команды, то им можно легко управлять, что они и делают. Далее со стороны кураторов возможен шантаж – личными секретами ребёнка, семьёй, чем угодно, и в конце концов – для загнанного в угол ребёнка могут наступить самые непоправимые последствия, либо он выполняет то, что ему указывают. Масса случаев, когда затягивали именно через такие игры, причём дело не в самой игре, а в конкретном клане. Игра может быть абсолютно любая, даже самая, казалось бы, детская и невинная,  она служит лишь инструментом, но, к сожалению, абсолютное большинство родителей этого не понимают, они смотрят только на внешнее отражение игры, не вникая в её суть, не зная – с кем и как там общается ребёнок. 

Взять к примеру популярный Амонг Ас, там есть закрытые чаты и анонимное общение, и этого более, чем достаточно для манипуляторов всех уровней, и с этой игры уже есть масса печальных случаев. 
Важно понимать, что современные онлайн-игры, а они сейчас практически все онлайн, следует рассматривать не только, как игры, но и как средство закрытого общения и вовлечения, ведь каждая современная онлайн-игра – это по своей сути мини-социальная сеть. При этом у нас абсолютно не контролируется рынок компьютерных игр.  Все сервера крупнейших игр находятся за рубежом. Steam, крупнейший онлайн-сервис, ежесекундно около 1.000.000 наших детей сидят на его сервере и на других зарубежных серверах. Всё это образует мощнейшую вербовочную среду.
 Через процесс игры очень просто составить психологический портрет каждого ребёнка, и зная этот портрет на ребёнка очень просто влиять, детей  обрабатывают, с ними работают.

По собранным данным родительской организации “Родители за чистый интернет” практически подавляющее большинство погибших детей в нашей стране в результате суицида за последние несколько лет – все так или иначе были зарегистрированы на каких-либо игровых площадках, в частности, большой процент детей был зарегистрирован именно на Steam.

Нет никакого контроля того, кто и как с детьми там общается. Представляете – насколько это широкие возможности? Кто-нибудь в здравом уме может подумать, что такими возможностями никто не воспользуется? И многие ими пользуются, причём это манипуляторы разного уровня и с разными целями, они играют в командах и выбирают аккаунты, на которых можно влиять.
Мы же не позволяем на улице к детям кому-то подходить и куда-то их вовлекать, но почему-то в сети этого не происходит, и родители не понимают этой опасности, не знают порой даже площадок, где регистрируется их ребёнок, и что происходит на этих площадках, в этих чатах и конфах,  порой закрытых, совершенно не знают и не понимают, а ведь тем временем любой представитель МВД вам расскажет – как сильно сейчас вся преступность ушла в онлайн. Особенно это касается мессенджеров, сервера которых так же находятся за границей, в манипуляциях детьми их используют чаще всего, причём часто это происходит по схеме, когда игра служит поводом для перевода ребёнка, например, в ватсап,  в телеграм, в закрытую беседу, где его уже обрабатывают до конца и без свидетелей…


Не исключено, что и казанского стрелка кто-то вёл. Одногруппник и по совместительству староста группы, в которой учился казанский убийца Ильназ Галявиев рассказал о том, что примерно за полгода до трагедии Галявиев сделал ему странное предложение. Он сказал: “Есть секта, давай к нам”. Тогда ребята подумали, что это такая шутка и свели на нет эту тему. 

 После случившегося он пересмотрел все фотографии группы, но почти на всех Галявиев отсутствует. При этом он отметил, что с ним все нормально общались, разговаривали, несмотря на то, что в некотором роде он был странным.

“Его никто не гнобил, и он никого не трогал”, – сказал студент.
По словам собеседника издания, Галявиев так же “в силу характера” “не гонялся за девчонками”. Учитывая опыт в общении с Галявиевым, студент предположил, что убийца, вероятно, пошёл на такое преступление не самостоятельно.  

“Просто не способен был что-то такое сделать”, – сказал он и добавил, что не исключает, что на стрелявшего в школе кто-то повлиял. К тому же вспомнились его слова о “секте”. Источник.

Есть и ещё одно, более весомое подтверждение того, что его кто-то вёл.  Жительница Казани Наталья Андреева в интервью RT рассказала об обстоятельствах смерти её 17-летнего сына 10 мая 2020 года. Даниил учился в том же колледже, что и Ильназ Галявиев.  Наталья вспомнила, как перед смертью Даниил начал говорить, «что он бог, что он есть зло, что он демон».
Цитата: “Когда увидела запись допроса, то, как он лежит, и как он произносит эти слова, я увидела своего ребёнка. Он говорил тоже самое, что он бог, что он и бог, и дьявол в одном лице.” 
«Ich bin Gott» («Я — бог»), — написал в ежегоднике своей соученицы по немецкому классу Эрик Харрис. «Ich bin Gott», — пишут сейчас на своих страницах в соцсетях его российские последователи.
“Незадолго до смерти он стал носить всё черное, капюшон на голову, длинные рукава, отошёл от семьи. Перед тем, как уйти с ружьём, он нарисовал гуашью красную маску смерти, красное лицо. “
А вот фотография Ильназа непосредственно перед расстрелом, черная одежда и красная маска. Частично совпадают и даты смерти Даниила и Ильназа, 10 и 11 мая. 
 
Кроме этих совпадений есть ещё много и других, очень важных моментов. Даниил последний год жизни был всё время в компьютере, сидел, как правило, по ночам, а днём спал. На первый взгляд это не кажется чем-то особенным, но на самом деле это мог быть тоже метод обработки. Депривация сна – это то, что происходит при обработке жертв в тех же самых суицидальных группах. Лишение сна, или сокращение времени сна, или перемена дня и ночи – всё это ослабляет психику и делает человека легко внушаемым.

“В интернете всю ночь сидел и общался. Последние 2-3 года изучал оружие, после смерти в телефоне были обнаружены книги по сатанизму. Покупал свечи, вызывал дьявола. Все эти идеи пришли к нему из интернета, друзей у него таких не было. Однажды он сказал, что не хочет жить, потом была попытка суицида, после чего он был помещен в больницу. На госпитализацию согласился,  было видно, что этим самым он пытался от кого-то спрятаться. Пытался спрятаться, говорил, что с вами всё будет хорошо, когда меня не будет. Говорил, что не могу рассказать, потом всё расскажу…”

Многим может показаться, что ребёнок просто психически нездоров, и тут всё очевидно, но это не так. Все, кто работали с подростками, пострадавшими от действий кураторов групп смерти, понимают – о чём тут идёт речь. Это шантаж, и частично зомбирование. Кураторы зомбируют и запугивают своих жертв так, что они не рассказывают ни о чём, ни при каких обстоятельствах. Их шантажируют, и, как правило, именно близкими, с этим и связаны его слова “с вами всё будет хорошо, когда меня не будет”. 
 Налицо общая технология, и она, увы, далеко не новая. По всей стране ежемесячно волонтёрами общественных объединений фиксируются десятки случаев детских суицидов, и практически в 90 процентах случаев там есть след интернета, и обстоятельства гибели часто имеют многие общие моменты с этими двумя историями. Подробно проблема суицидального контента разобрана в этой статье 


Буллинг, травля.

После каждого очередного случая школьного расстрела мы со всех экранов начинаем слышать одно и тоже: Их травили в школе, их не слышали родители, учителя, они сами жертвы, и прочий, извините, бред. Все случаи школьных расстрелов не имели никакого отношения к травле. То, что у подростков были какие-то проблемы со сверстниками – так покажите мне хоть одного подростка, у которых этих проблем нет! Эти проблемы – они были, есть и будут всегда. Проблемы взаимоотношений, борьба за лидерство, самоутверждение, самореализация, фрустрация и разочарование, все эти трудности и проблемы проходят абсолютно все подростки, и ничего нового в этом нет, так было всегда. Вот только раньше “почему-то” дети не брали ружья и взрывные устройства, и не шли расстреливать одноклассников, хотя, возможно, что в глубине души кто-то и хотел так поступить, но такого подростка всегда останавливали внутренние тормоза, 9 пунктов, о которых говорили в начале статьи, которые современная медиасреда системно разрушает.
Особенно глупо объяснения влияния буллинга выглядят сейчас, в ситуации, когда убийца пошел расстреливать школу, в которой уже не учился 4 года. К тому же очевидно, что расстреливать пошёл он, конечно же, не свой класс, так при чём тут буллинг? Но мы со всех СМИ слышим только такое объяснение, не потому ли, что журналисты крупных СМИ прекрасно понимают настоящие причины?
Далее я приведу отрывок из статьи эксперта Яны Амелиной, автора нескольких книг на актуальную тему.
Новомодный «буллинг», как и старомодная травля, не имеют никакого отношения к подавляющему большинству известных нам случаев состоявшихся и предотвращенных «колумбайнов». «Факты» не подтверждаются ни свидетельствами очевидцев, ни материалами уголовных дел. Здесь я говорю только о России, хотя и тот самый теракт в американской школе «Колумбайн», положивший начало этому деструктивному явлению, не имел касательства к «буллингу». Об этом убедительно пишут, например, мать одного из стрелков, Сью Клиболд (а кому, как не матери, пытаться найти хоть какие-то оправдания преступлений сына), и автор объемного расследования причин и последствий трагедии Дейв Каллен. Скорее дела обстояли как раз наоборот: Эрик Харрис и Дилан Клиболд, если и являлись фигурантами неких школьных конфликтов, то в роли задир, а не «терпил». 

Далее  отрывок из книги «Бенефис ненависти. Как «колумбайнеры» и керченский убийца Владислав Росляков стали «героями» российской деструктивной молодежи (18+) Эту книгу я настоятельно рекомендую прочитать всем тем, кто хочет по-настоящему разобраться в этой теме. Вот выводы, сделанные на основе анализа страниц российских «колумбайнеров».

Приведённые цитаты (а тем более – полные тексты писем) рисуют, за редким исключением, образ российского «колумбайнера»/«росляковца» как не слишком интеллектуального, инфантильного подростка с завышенными ожиданиями относительно семьи, школы, общества и мира в целом, а также, как они сами это называют, болезненным «чувством собственного величия». Для них не характерно стремление к развитию и личностному росту. Нереалистичные ожидания порождают, в свою очередь, разочарование и абсурдные претензии, выплёскиваемые, главным образом, в социальных сетях и значительно реже – в реальном мире. Современная система образования и воспитания, скорее, способствует расцвету этих негативных черт, поэтому обиженных на весь мир фанатов «школьных расстрелов» – вместо развития своих физических и интеллектуальных сил – будет становиться всё больше. Во всяком случае, пока анонимность в интернете не будет исключена, а деструктивные паблики и отдельные мемы в соцсетях – ликвидированы.

Единственная работающая стратегия борьбы со всей этой заразой – нулевая терпимость по отношению к «колумбайнерам», «росляковцам» и прочим насильственным экстремистам любого сорта. Поставил на аватару портрет Рослякова, одобрительно «пошутил» по поводу стрельбы в школе, взял ник в честь того или иного «школьного стрелка»/маньяка-убийцы/правого или левого экстремиста, создал/состоишь в паблике, героизирующем подобных преступников, и т.д. – попал на жесткий профилактический учёт с запретом пользования соцсетями, поступления на ряд специальностей и другими ограничениями в правах. Остановить эту социальную эпидемию можно лишь подобными мерами, а вовсе не «ужесточением пропускной системы в школах», как наивно полагают некоторые чиновники.

Меры по предотвращению.

Какие меры будут приняты после случившегося в Казани? По опыту предыдущих трагедий можно с уверенностью предположить, что будут предприняты все меры, кроме тех, которые нужны на самом деле.
В первую очередь будет скорее всего усилена охрана школ. Нужно ли это делать? Ну, если всё остальное останется без изменений, и по поводу опасного контента не будут предприняты никакие меры, то да, конечно. Только это будет борьба со следствием, а не с причиной, и опять же, что это может быть за охрана, физически способная остановить подготовленного маньяка с дробовиком? Да ещё и в каждой школе…
Производители рамок металлодетекторов уже потирают руки, предвкушая прибыль, ведь наши гениальные чиновники, конечно же, предложат опять и эту меру, а школы с радостью установят данные конструкции, невзирая на их явный вред для здоровья детей. Опять вопрос – как эта рамка физически сможет остановить человека с дробовиком?
Пропускной режим и биометрия. Следующие выгодополучатели – это продавцы соответствующего программного обеспечения и оборудования, которые как и предыдущие, с радостью его установят во всех школах, а потом ещё и заработают на продаже личных данных детей, как это было уже не раз. Как это скажется на реальной безопасности, если ВСЕ учащиеся, совершавшие школьные расстрелы, были учащимися ЭТОГО ЖЕ учебного заведения? Где тут логика и здравый смысл?
А его нет, есть только  желание отчитаться о каких-то проведенных мерах или заработать денег.
Хотя среди всех предлагаемых сейчас мер всё же есть одна здравая – повысить минимальный возраст приобретения оружия до 21 года, или хотя бы сделать серьёзные ограничения на приобретение автоматического оружия. Это на самом деле необходимо сделать, хотя, конечно, полностью это проблему не решит.

Что действительно нужно сделать.

Нужно срочно менять информационную политику государства, и вводить реальную ответственность за распространение шок-контента, и контента, призывающего к насилию. Нужно законодательно признать идеологию “колумбайн” экстремистской, иначе это никогда не закончится. Почему эта идеология, пропагандирующая массовые убийства, до сих пор такой не признана, после стольких случаев, остается загадкой. Кроме того, должен, наконец, начать исполняться 436 ФЗ о защите детей от информации, способной причинить вред их здоровью и развитию, потому что сейчас он есть только на бумаге, а без соблюдения этого закона все остальные меры будут бесполезны. Контроль за соцсетями и интернетом должен быть переложен на другое, желательно силовое ведомство. Роскомнадзор уже не раз доказал свою полную недееспособность в этих вопросах, сколько бы не подавали обращений и жалоб по блокировке контента – это либо прямые “отписки” в ответ, либо многомесячные ожидания блокировки по одной только группе, когда их ежедневно появляется несколько десятков. При этом сам алгоритм блокировки через Роскомнадзор хотя бы одной группы выстроен таким образом, чтобы обычному обывателю, родителю, неравнодушному просто не захочется  вообще связываться с этим из-за бесконечной волокиты.

  Нужна личная ответственность  за весь публикуемый противоправный контент, нужна цензура. Это слово может многим не нравиться, но это необходимое условие для выживания общества. Мы знаем массу примеров того, во что превращается любое явление, любая субкультура, когда она лишается элементарной цензуры. Посмотрите во что превратилось современное аниме, во что превратились фанфики, как теперь выглядят современные компьютерные игры, где для прохождения миссий надо пытать людей и расстреливать толпы случайных  прохожих, и дальше будет только хуже.

 Треш-стримеры – вот что сейчас в тренде. Избиения и унижения на камеру за донаты сотен тысяч довольных зрителей – это уже наша современная реальность, а что будет дальше? Убийство в прямом эфире нам уже показал Решетников, теперь зрителям нужно что-то большее, что это будет?
Пример треш-стримов очень показателен, ведь он наглядно демонстрирует сам процесс того, как медиасреда меняет и формирует зрителя. Еще лет 5-10 назад треш-стримеры не могли появиться в таких количествах, просто потому, что общество тогда их просто бы отвергло и не приняло. Люди тогда ещё не были подготовлены к таким зрелищам, но теперь они принимают их совершенно  спокойно, потому что этих зрителей уже оскотинили до такого уровня, когда такие зрелища стали для них нормой, и этот процесс не останавливается.  Вся современная медиасреда имеет очевидный для всех вектор движения на самое дно, и даже после таких событий мы не видим  никаких попыток поменять ситуацию – вот что самое страшное. К тому же все эти явления активно усиливаются через музыкальную “культуру”. В этом ролики примеры того, что слушали дети примерно полтора года назад, сейчас ситуация еще хуже, гораздо хуже.
 
На примере произошедшего хочется донести ещё одну немаловажную мысль – это очередное событие мы, взрослые, воспринимаем как нечто ужасное, то, чего не должно быть, событие за гранью понимания и этот преступник – безусловно подлец и последний негодяй, нам это очевидно, и мы думаем, что и для детей это тоже очевидно, но самое ужасное в том, что для многих подростков этот подлец – герой, поднявший волну фейков и групп в его поддержку, в одной из соцсетей (конкретно в Тик-Токе) только лишь одна из групп с оправданием его действий  набрала почти полмиллиона лайков и более 26 тысяч подписчиков, и была “оперативно” заблокирована спустя лишь три дня.


Сейчас мы наблюдаем такую картину, что пропаганда колумбайна, вот уже столько лет существующая в социальных сетях, привела к тому, что мы дожили до того, что подобные этим стрелкам люди становятся для подростков своеобразными героями. Мы воспринимаем это событие так, как и должно быть, а многие подростки иначе. И даже, если все эти фейки и фан-группы и были созданы в шутку, то нам стоит серьёзно уже задуматься наконец – сегодня дети шутят, но завтра эти зёрна, взращённые на “благодатной почве”, могут взойти и выйти в общество, на примере очередного стрелка.

Считаем, что люди, распространяющие деструктивный контент на площадках соцсетей и мессенджеров должны нести  серьёзную ответственность, вплоть до уголовной. Такие меры нужно применять как к администраторам пабликов (в том же контакте), которые допускают подобный контент в своих группах и размещают его, так и к пользователям, которые  подобный контент создают, будь то текстовые файлы, фото/видео файлы, либо соответствующие картинки. Пока к создателям и распространителям  подобного материала не будут применяться самые строгие меры наказания, вплоть до серьезных штрафов (а не 500-1000 руб, допустим), а также  уголовная  ответственность, пока у нас не начнут зачищать интернет-пространство, в частности соцсети,  на самом серьёзном, государственном уровне, пока не будет введена серьёзная цензура, как бы страшно не звучало это слово,  и многие другие аспекты – ничего не изменится, и будет и дальше расти число  детей, погибших от суицида, и соцсеть воспитает ещё не одного маньяка и убийцу. Поймите одно – на данный момент соцсети и интернет воспитывают детей и поколение, которое придёт за нами. Это будет больное, лишённое какого-либо разума общество. Родители самостоятельно своими воспитательными функциями, в отдельно взятой семье,   не в силах противостоять той мощи деструктива и грязи, которые буквально обрушились на головы наших детей в последние годы. Дальше будет только хуже. Если не принять сейчас  жесткие меры. Самое удивительное то, что на фоне произошедшей трагедии сейчас идут горячие обсуждения ужесточения закона об оружии, а также условий прохода в учебные заведения, но никто не торопится поднимать вопросы о соцсетях, о том, что в них творится, о той среде, которая и взрастила очередного стрелка и дала толчок всему тому, что произошло.

Человек состоит из того, что ест на молекулярном уровне, точно так же и с пищей информационной, Человек так устроен, что он невольно и подсознательно  копирует поведение других. Если здорового человека поселить в сумасшедший дом, то спустя пару недель он будет демонстрировать симптомы, это и происходит с нашим обществом, погруженным в сумасшедший медиа-дом, лишенный цензуры и каких-то правил. Так что, если ничего не менять и не бороться с причинами, то такие случаи будут неизбежно повторяться. 

А знаете что самое страшное во всём этом? Через неделю все обо всём забудут, будет новый инфоповод, и так до следующего случая. Почему? Да потому что так происходит каждый раз…

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×