МАССОВОЕ ДИСТАНЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НА ПОРОГЕ ВНЕДРЕНИЯ

Критика дистанционных методов не означает огульный отказ от цифровых технологий. Современные электронные ресурсы являются важным подспорьем в системе обучения, но центральной фигурой в школе и вузе был и остаётся Учитель. Попытки навязать массам дистанционное “электронное обучение”, при котором влияние преподавателя будет сведено к нулю, имеют очевидную классово-социальную заданность. В одном из наших текстов (см. https://vk.com/wall-62604527_27714 ) об этом сказано так: 

“Личность формируется личностью. Эту аксиому педагогики сформулировал великий Ушинский. 

Волчья стая воспитает волка. И не надо нам сказок про Маугли. 

Компьютеры “электронной школы” сформируют из наших детей биороботов”. 

Обучение без учителя – это эрзац, предназначенный для плебса, имитация образования. Мотивы власти РФ в её стремлении к внедрению “дистанционки” вопросов не вызывают. Во-первых, так дешевле, а во-вторых, “неграмотным народом проще манипулировать” (Греф). 

Всё сказанное давно стало многократно повторённой банальностью, и мы вернулись к этой теме только потому, что у проекта электронного образования появился новый неожиданный лоббист – депутат ГД от КПРФ О.Н.Смолин (главный думский “специалист и оратор” по теме образования), который дал серию интервью, где демонстративно высказался в поддержку инициативы о создании “электронных университетов”. Депутат отлично понимает, что его демарш противоречит имиджу “коммуниста и патриота”, потому он старательно пытается обосновать свою позицию. Речь не о каких-то спонтанных высказываниях, а о продуманном и заученном пропагандистском ролике, который повторён уже многократно. Вот его ключевые положения (источники: (1) https://www.youtube.com/watch?v=nJ6TbV5lu_M
и (2) https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=S.. ): 

1) Наши потери от утечки умов превышают прямые потери от вывоза капитала. 
(В (2) Смолин при этом ссылается на Грефа: дескать, сам главный банкир про это сказал, значит, уж точно правда, а не какая-нибудь там “пропаганда КПРФ”.) 

2) За границей создана и действует широкая сеть электронных (дистанционных) университетов, куда активно вовлекают и наших сограждан. Успешных учеников там отслеживают и после окончания курса им сразу предлагают работу “за бугром” (словом, та самая “утечка умов”). 

3) Мы в этой сфере безнадёжно отстали. Следует незамедлительно наверстать упущенное, чтобы наши дети могли дистанционно учиться у нас и (как следствие) на работу идти к нам. 

При этом Смолин особо проговаривает следующие два пункта: 

а) Его инициатива касается только вузов. Школу — ни-ни! 
В (2) он, правда, уже не столь категоричен. В этом интервью депутат подчеркивает важность учителя в НАЧАЛЬНОМ образовании и добавляет, что если школу в населенном пункте содержать “не получается” (не выгодно, то есть), то дистанционное обучение всё же лучше, чем ничего. 

б) Предложение Смолина — это совсем не то, с чем выходил прошлым летом Кузьминов, предлагая разделить вузы на три категории, и в последней (третьей) вести обучение с помощью дистанционных технологий на основе курсов, разработанных лучшими вузами (см. https://vk.com/wall-62604527_20148 ). Смолин — за народ, потому он категорически против кузьминовского предложения, которое приведёт к резкому сокращению вузовских преподавателей. Его “электронные университеты” будут существовать сами по себе и другие вузы как бы не затронут. 

Рассмотрим кратко приведённые тезисы. 

П. 1) представляется самым бесспорным. Однако Греф тут явно льёт крокодиловы слёзы. Ведь в РФ на протяжении последних десятилетий был принят ряд законодательных актов, прямо стимулирующих утечку умов. Одна болонская система чего стоит. Её внедряли (официально!) с целью повышения образовательной мобильности российских студентов: уехал учиться за границу и там остался. Власть, не заинтересованная в образованном народе, безусловно заинтересована в том, чтобы грамотные его представители (коль скоро они у нас всё ещё появляются) куда-нибудь исчезали. 

Если кого-то не убеждают такие формулировки, подойдём к вопросу с другой стороны. Представим на минуту, что из РФ ни один специалист не уехал, то есть “наши потери” от утечки умов равны нулю. Что бы у нас изменилось? Где бы работали и чем занимались все эти талантливые инженеры, учёные, педагоги, которые нашли себя “там”? В каких университетах, школах, научных центрах, на каком оборудовании? Недавно известный питерский учитель М.С.Балуева опубликовала текст “Почему российским школам не нужны профессиональные учителя?” (см. https://gazeta-pedagogov.ru/pochemu-rossijskim-shkola.. ), где она подробно объясняет, какой учитель требуется “современному директору”. Прочитаешь, и становится страшно за детей. И ведь точно такие же доцент и профессор нужны современному ректору. 

Утечка мозгов – неизбежное следствие социально-экономического состояния страны, её воровского капитализма. Как и утечка капиталов: украли или выжали из народа – и спрятать подальше. 

И ведь опять не сказано ничего нового, это прописные истины, особенно — для коммуниста. Потому пикантно вдвойне наблюдать, как депутат от КПРФ Смолин игнорирует эти фундаментальные причины и открывает “главную”: отсутствие у нас дистанционных вузов, которых полно за границей. И это при том, что абсолютное большинство специалистов покидают страну после обучения в наших классических университетах. (Кстати, утечка умов в последние годы непрерывно растёт, несмотря на патриотическую риторику и “национальные проекты”.)

В п. 3) Смолин утверждает, что с дистанционным обучением у нас полный провал. Но так ли это?

Напомним, что не так давно в медийном пространстве скандально блистала СГА (“современная гуманитарная академия”), которая штамповала дипломы в дистанционном формате десятками тысяч. Сейчас пальму первенства перехватил “университет Синергия”, в котором 90% студентов обучаются дистанционно, а защита дипломной работы занимает в среднем 5 минут (!). Кстати, совсем недавно этот “университет” получил миллиард от государства на пиар чего-то, связанного с экономикой и образованием. 
Миллиард, товарищи! На пиар. 
Это больше, чем годовой бюджет иного регионального вуза. 

Похоже, что депутат ломится в открытую дверь. 
Чего ради? Почему он так настойчиво озвучивает свои тезисы, причём перед аудиторией, которой это заведомо не может понравиться? 

Очевидно, попросили. 
Как Смолину важна ссылка на Грефа для пущей убедительности, так и реформаторам, внедряющим для народа электронное обучение, важна поддержка депутата от КПРФ, “борца за права народа”. Смолин отлично осознаёт свою скользкую роль. В интервью (2) от бросает знаковую фразу: 
“В вопросе электронного обучения мы должны пройти по лезвию бритвы…” 

В этом месте можно ставить точку. Потому что в образовании категорически противопоказано “ходить по лезвию”. Ибо это значит (как заметил Владимир Высоцкий) “резать в кровь босые души”, в данном случае — души наших детей. 

И хотя Смолин изо всех сил открещивается от электронной школы, дистанционные университеты и РЭШ (“российская электронная школа”) — одного поля ягоды. 

Заметим, что вариант Кузьминова с вузами трёх категорий предпочтительнее смолинской дистанционки, потому что там всё–таки остаётся преподаватель в роли консультанта. Разумеется, предложение Кузьминова сразу урежет вузовских преподавателей. Но то же самое будет и при внедрении электронных университетов. 

Если диплом “государственного образца” можно будет получить, не вставая с дивана, вся публика, которая идёт в вуз за “корочками”, пересядет на дистанционку. Это (по большей части) тот самый необучаемый контингент, который составляет сегодня до 95% на непрестижных специальностях, но благодаря которому вузы могут ещё существовать в нынешних условиях подушевого финансирования. Открытие электронных университетов приведёт к тотальному недобору и быстрой ликвидации многих специальностей в региональных вузах, уничтожению научно-педагогических школ и массовым сокращениям преподавателей. Инициатива Смолина по своим вредоносным последствиям превосходит предложение Кузьминова. 

Да, начальная школа без учителя невозможна, отрицать это — самоубийственно для любого политика. Но здесь уже намечен путь, снимающий с государства всякую ответственность и прямо ведущий в РЭШ. В рамках семейного обучения отработана модель РКШ (“русская классическая школа”), которая имеет выраженную “государственно-патриотическую поддержку”. Это — начальное православное образование, когда родители сообща нанимают учителя, и он даёт детям программу четырёх классов. А вот дальше возникают непреодолимые проблемы. Продолжать обучение в среднем звене по той же схеме уже не получается (подробно см. https://vk.com/wall-62604527_24546 ), и тут выпускники РКШ почти без выбора будут вынуждены ориентироваться на эрзац в виде электронной школы. 

Два важных штриха к портрету электронного обучения: 

1) Нынешние студенты МГУ в обязательном порядке по собственному выбору сдают “межфакультетские курсы” (МФК). Среди этих курсов есть такие, что ведутся в дистанционном формате. Так вот, среди студентов установилось общее мнение, что онлайн-курсы выбирают, как правило, желающие отчитаться за МФК с наименьшими затратами. То есть дистанционные технологии — это удел халявников. 

2) В нашем образовании есть обширная сфера, где правят исключительно законы рынка. Это – сфера подготовки к ЕГЭ. Здесь непрерывно разрабатываются и внедряются самые разнообразные дистанционные ресурсы, на любой вкус, вплоть до мобильных приложений. И нельзя сказать, что они не востребованы. 
Но подавляющее большинство родителей при наличии хоть каких-нибудь возможностей старается нанять своим детям живого репетитора (пусть даже по скайпу), чтобы он персонально вникал в проблемы их чада. Все отлично понимают, что “искусственный интеллект” обучающих программ такой способностью не обладает. 

Поэтому можно уверенно сказать, что Смолин старается зря. Выдать чёрное за белое не получится. 

Но это совсем не означает, что власть остановит цифровизацию образования. Привлечение к её пиару депутата от КПРФ — очень тревожный симптом, означающий, что дело переходит в практическую фазу. Из регионов приходят сообщения о подготовке к переводу в дистанционный режим сельских школ (например, в Бурятии таких уже 95), в столице активно внедряется МЭШ.

Понимание ущербности обучения без учителя необходимо перевести в плоскость прямого противодействия этой “новации”. Обществом уже накоплен успешный опыт протеста против “оптимизации” сельских школ, заставивший чиновников идти на попятную (см. https://vk.com/wall-62604527_25388 ). Дистанционная имитация образования более страшна, чем прямое закрытие школы, ибо снимает с власти ответственность и создаёт иллюзию выполнения её обязательств перед народом. Наших детей должен учить настоящий учитель, и не такой, что “требуется современному директору”.

А всем апологетам цифровизации, чада которых учатся исключительно в элитных школах и у персональных репетиторов, следует жёстко посоветовать начать с себя: отправить на дистанционное обучение собственных детей и внуков.

источник 

Большая подборка материалов сайта посвященных проблеме разрушения современного образования: https://narasputye.ru/archives/tag/образование

Добавить комментарий

Форма обратной связи





Я согласен на обработку персональных данных.

×